Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Комиссия Совета адвокатской палаты г.Москвы рекомендовала защитникам не приходить по вызову следователя (12 окт 2019)

Адвокатская палата г. Москвы обратилась в Генеральную прокуратуру России и Следственный комитет России по поводу вызова защитников на допрос в качестве свидетелей

Позиция Комиссии по защите прав адвокатов выложена на сайте по адресу:

Topic-icon Рекомендации адвокатам: личный опыт, рекомендации адвокатских палат и судебная практика

Больше
1 год 11 мес. назад #16159

АДВОКАТСКОЕ ЛОТО
АП г. Москвы обратилась в Минюст по поводу затрудненного доступа адвокатов к подзащитным в «Лефортово»

Член Совета АП г. Москвы, председатель Комиссии по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев просит принять безотлагательные меры по обеспечению нормальных условий для работы адвокатов с их доверителями, которые содержатся в московском СИЗО-2.

19 октября член Совета АП г. Москвы, председатель Комиссии по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев направил заместителю министра юстиции Вадиму Федотову письмо в связи с поступившим в комиссию обращением, подписанным почти 40 адвокатами, подзащитные которых находятся в СИЗО-2 Москвы «Лефортово». В обращении описывалась ситуация, сложившаяся в следственном изоляторе с допуском адвокатов к своим подзащитным. В частности, они указали на то, что в СИЗО имеется всего шесть кабинетов, которыми пользуются как адвокаты для свиданий с подзащитными, так и следователи для проведения следственных действий, при этом следователям предоставляется приоритет.

Проведенная комиссией проверка обращения выявила, что в настоящее время фактическая пропускная способность «Лефортово» составляет 8–13 адвокатов в день, притом что вместимость СИЗО – порядка 200 человек. Кроме того, имелись случаи, когда лишь троим адвокатам удавалось пройти к подзащитным в течение дня.

«Очевидно, что при такой вместимости и такой пропускной способности невозможно обеспечить нормальную работу адвоката со своим подзащитным и оказание ему эффективной квалифицированной юридической помощи», – говорится в обращении члена Роберта Зиновьева к заместителю министра юстиции.

Он указал, что из-за существующих ограничений адвокатами придумана система формирования графика посещений своих подзащитных посредством жеребьевки: раз в неделю адвокаты собираются лично и путем вытягивания пронумерованного бочонка из мешочка определяют, в какой день и под каким порядковым номером на следующей неделе они смогут сдать требование и, может быть, попасть к своему подзащитному. «До недавнего времени эта система обеспечивала гарантированное посещение адвокатом своего подзащитного один раз в неделю. Однако в настоящее время ситуация ухудшилась, и теперь график формируется из расчета, что адвокат может посетить своего подзащитного два раза за три недели, поскольку при существующей пропускной способности изолятора за одну неделю все желающие не успевают попасть к своим подзащитным», – пояснил Роберт Зиновьев. При этом он указал, что факт существования такой вынужденной системы является «проколом» системы ФСИН.

Роберт Зиновьев указал, что в сложившихся обстоятельствах адвокаты лишены возможности планировать свое время и фактически ограничены по времени при работе с подзащитными. Это прямо противоречит требованиям федерального законодательства, нарушает принцип состязательности сторон в уголовном процессе и гарантированное обвиняемому неотъемлемое фундаментальное конституционное право на защиту.

В своем обращении в АП г. Москвы адвокаты-защитники предложили ряд мер по улучшению организации работы СИЗО: увеличить скорость вывода подзащитных (в настоящий момент нередки случаи, когда адвокат ожидает своего подзащитного 40 минут и более, находясь уже внутри кабинета), начинать запуск адвокатов в изолятор с начала рабочего дня, а не через два часа после этого, организовать экспресс-кабинет, ликвидировать приоритет следователей перед адвокатами.

Председатель Комиссии по защите профессиональных и социальных прав адвокатов просит Вадима Федотова принять безотлагательные меры, направленные на обеспечение нормальных условий для работы адвокатов со своими подзащитными: «Сложившаяся ситуация находится вне правовых рамок и требует вмешательства с более высокого уровня, чем уровень руководства СИЗО “Лефортовоˮ, которое прекрасно информировано о происходящем, но не предпринимает никаких конкретных мер, направленных на улучшение ситуации».

Виктория Велимирова

Источник: www.advgazeta.ru/newsd/3210

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 11 мес. назад #16164

P.s. Начало см. разделе Новости от 31.07.2017г. Ленинский районный суд Саранска Республики Мордовия 10 октября рассмотрел иск Сергея Наумова к Адвокатской палате Мордовии о восстановлении статуса адвоката. Суд признал незаконным решение Совета палаты о прекращении статуса адвоката Сергея Наумова и постановил восстановить его в этом статусе.

ИЗГОТОВЛЕНО МОТИВИРОВАННОЕ РЕШЕНИЕ ПО «ДЕЛУ АДВОКАТА В БАНДАНЕ»
Президент АП Республики Мордовия Александр Амелин подтвердил «АГ» намерение обжаловать решение суда о восстановлении адвокатского статуса Сергея Наумова

Комментируя решение суда, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 18 КПЭА применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса, является предметом исключительной компетенции Совета адвокатской палаты и оценка их соразмерности не входит в компетенцию суда.

Ленинский районный суд г. Саранска изготовил мотивированное решение по иску Сергея Наумова к АП Республики Мордовия о восстановлении его адвокатского статуса. Как уже сообщала «АГ», дело было рассмотрено 10 октября.

Напомним, в мае этого года Сергей Наумов пришел в судебное заседание Президиума Верховного Суда Республики Мордовия по уголовному делу в шортах, жилетке, бандане и с повязанным на шее шарфом. Свой внешний вид он объяснил тем, что не успел переодеться. Поскольку адвокат таким образом нарушил порядок в судебном заседании, а требование председательствующего переодеться не выполнил, заседание было отложено. Президиум ВС Республики Мордовия вынес в отношении Сергея Наумова частное постановление, на основании которого было возбуждено дисциплинарное производство в связи с нарушением п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, предусматривающего, в частности, что адвокат должен «придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению».

В июле решением Совета АП Республики Мордовия к Сергею Наумову была применена мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, после чего тот обратился в суд с иском к адвокатской палате. Он просил признать, что в его действиях не было состава дисциплинарного нарушения и, следовательно, решение Совета АП РМ является незаконным, восстановить его адвокатский статус и возместить ему моральный вред.
Суд принял решение об удовлетворении исковых требований только в части восстановления адвокатского статуса, отказав в удовлетворении остальных требований.

При рассмотрении дела адвокат Рамиль Ахметгалиев, представлявший интересы Сергея Наумова, в частности, приводил доводы о том, что процедура дисциплинарного производства непрозрачна и что невозможно обжаловать ее итоги в материальной части в иной орган за пределами региональной адвокатской палаты. Также он обращал внимание на то, что Совету АП Мордовии были предоставлены не все материалы дисциплинарного дела в отношении Сергея Наумова, и на то, что решение о прекращении статуса не содержало мотивировки.

Суд назвал эти доводы несостоятельными, указав, что адвокатская палата предоставила доказательства того, что процедура дисциплинарного производства была соблюдена в полном соответствии законодательству об адвокатуре. При этом отмечалось, что несостоятельность доводов частично связана с неправильным толкованием положений Закона об адвокатуре и КПЭА.

Суд также не согласился с доводами Сергея Наумова о том, что дисциплинарное производство было возбуждено необоснованно и было связано с его участием в качестве защитника по конкретному уголовному делу. «Совет АП Республики Мордовия обоснованно пришел к выводу о нарушении адвокатом требований п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”, требований п. 1 ст. 4, подп. 1 и 2 ст. 8, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката», – говорится в решении.

Вместе с тем суд посчитал, что мера дисциплинарной ответственности, примененная в отношении Сергея Наумова, не соответствует тяжести его проступка, поскольку прекращение статуса является крайней мерой, которая может применяться только в случае грубейшего или неоднократного нарушения КПЭА.
Суд пояснил, что при решении вопроса о мере дисциплинарной ответственности «не представлялись и не учитывались характеристики» и не было учтено отсутствие у адвоката дисциплинарных взысканий. Также указывалось, что не было обосновано, по какой причине невозможно было применить такие меры дисциплинарной ответственности, как замечание и предупреждение, равно как и не предоставлены доказательства того, что действия Наумова причинили существенный вред адвокатской палате.

Комментируя решение, Сергей Наумов назвал его «соломоновым», поскольку суд признал факт нарушения КПЭА, но посчитал, что лишение статуса – это слишком серьезное взыскание. «Еще раз взвесив все “за” и “против”, а также учитывая интересы корпорации в целом, полагаю, что нам с региональной палатой адвокатов стоит на этом этапе остановиться и отказаться от апелляционного обжалования», – отметил он.

Между тем президент АП Республики Мордовия Александр Амелин сообщил «АГ», что от намерения обращаться в апелляцию палата не отказывается. Он отметил, что неясно, о каких характеристиках говорится в решении суда и почему Совет адвокатской палаты должен их учитывать, принимая то или иное решение.

Касательно непредставления доказательств нанесения вреда палате он также указал, что непонятно, какие еще доказательства нужны, кроме того, что адвокат пришел на заседание Президиума Верховного Суда республики в шортах и бандане, тем самым «опозорив не только мордовскую, но и всю российскую адвокатуру».

Также Александр Амелин подчеркнул, что в самом решении суда приводятся доводы адвокатской палаты о том, почему было принято решение именно о прекращении статуса адвоката. В частности, указывается, что, по мнению адвокатской палаты, Сергей Наумов намерен игнорировать решения органов адвокатского сообщества в отношении стиля одежды, соответствующего деловому общению. Такой вывод был сделан в связи с тем, что Наумов отказался признать за собой нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.

Отдельно президент АП Республики Мордовия обратил внимание на то, что адвокат был лишен статуса не только за несоблюдение дресс-кода, но также и за проявленное неуважение к суду, отказ выполнить требование председательствующего в процессе, срыв заседания и нарушение права подзащитного на квалифицированную юридическую помощь. Все эти доводы будут представлены в апелляционной жалобе, которая сейчас готовится, сообщил он «АГ».
Комментируя решение суда, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 18 КПЭА применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета адвокатской палаты и оценка их соразмерности не входит в компетенцию суда.

Он подчеркнул, что суд тщательно исследовал процедуру принятия решения Советом и не нашел никаких нарушений. «Это правило, которое и раньше отстаивалось адвокатурой и, как правило, применялось судами, включено в КПЭА на последнем Всероссийском съезде адвокатов: “решение Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд в связи с нарушением процедуры его принятия лицом, привлеченным к дисциплинарной ответственности”», – напомнил Геннадий Шаров.

Вице-президент ФПА РФ заметил, что органы власти постоянно требуют от адвокатуры ответственного подхода к дисциплинарной практике, принципиального реагирования на факты недобросовестного поведения адвокатов, которые подрывают честь и достоинство адвокатской профессии, умаляют престиж адвокатуры и должны влечь строгую дисциплинарную ответственность виновных лиц. «И вот когда адвокатура законно и обоснованно применила такую меру, суд встал на защиту нарушителя. Отмена судом решения Совета адвокатской палаты о прекращении адвокатского статуса вызывает серьезную озабоченность и затрудняет работу органов адвокатского самоуправления по укреплению профессиональной дисциплины и самоочищению адвокатуры от лиц, нарушающих правила профессиональной этики», – заключил он.

Геннадий Шаров при этом добавил, что позиция Ленинского районного суда Саранска не только не позволяет бороться с нарушителями норм профессиональной этики, но и демонстрирует отсутствие заботы «о поддержании высокого статуса и престижа самого суда, покровительствуя недопустимой вседозволенности участника процесса и признавая принципиальную реакцию на это поведение Совета адвокатской палаты несоразмерным совершенному проступку».
Глеб Кузнецов

Источник: www.advgazeta.ru/newsd/3235

P.s. С решением Ленинского районного суда г. Саранска от 10.10.2017г. по иску Сергея Наумова к АП Республики Мордовия о восстановлении его адвокатского статуса посетители сайта могут ознакомиться по адресу:
www.advgazeta.ru/img/uploaded/files/2017/resenie_saransk.pdf

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 11 мес. назад #16175

ПОСТАНОВЛЕНИЯ КС РФ – СУДЬЯМ НЕ УКАЗ?
Апелляция «засилила» решение суда, вынесенное без рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания из-за перехода председательствовавшей по делу судьи на другое место работы

По мнению адвоката Марии Серновец, суды проигнорировали прямое указание Конституционного Суда на то, в каком порядке должны рассматриваться замечания на протокол в такой ситуации. В связи с этим она намерена обжаловать приговор в кассационном порядке, а также обратиться с жалобой в КС РФ.
Как ранее сообщала «АГ», приговором Подольского городского суда гражданин Владимир Мелихов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ. Уголовное дело было рассмотрено под председательством судьи Елены Цепелевой.

Выявив расхождения судебного протокола с текстом расшифрованной записи, которую вела сторона защиты, адвокат Владимира Мелихова Мария Серновец подала замечания на протокол судебного заседания. На день подачи замечаний, 24 июля 2017 г., судья Цепелева уволилась из Подольского городского суда и перешла на должность судьи Московского областного суда. При таких обстоятельствах заместитель председателя Подольского городского суда судья Альберт Шарафеев 7 августа вынес постановление о прекращении производства по рассмотрению замечаний и приобщению их к материалам уголовного дела для передачи в суд апелляционной инстанции.

Судья обосновал свое решение тем, что закон не предусматривает рассмотрение замечаний на протокол иными судьями, кроме председательствовавшего по делу, в соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ. Поскольку судья Цепелева прекратила свои полномочия в данном суде, то и рассмотрение замечаний невозможно. При этом в постановлении указано, что такая позиция согласуется с положениями недавнего постановления Конституционного Суда РФ.
Адвокат подала апелляционную жалобу в Московский областной суд, в которой просила отменить постановление Подольского городского суда как незаконное и передать замечания на протокол суда по делу ее подзащитного на рассмотрение судье теперь уже Московского областного суда Елене Цепелевой.

В жалобе указывалось, что согласно правовым позициям КС РФ, изложенным в Постановлении № 21-П, апелляционная инстанция не может исправлять возможные ошибки и неточности, допущенные в протоколе судебного заседания суда первой инстанции, так как судьи суда второй инстанции не наделены правом принимать решения по замечаниям на протокол, непосредственно затрагивающим его содержание.

Кроме того, в жалобе отмечалось, что к данному уголовному делу применимы также правовые позиции КС РФ, изложенные в Постановлении от 14 мая 2015 г. № 9-П, согласно которым рассмотрение дела должно осуществляться не произвольно выбранным, а законно установленным судом. При этом правовое регулирование перехода судьи в другой суд не лишает его статуса и полномочий судьи как носителя судебной власти, не ставит под сомнение его квалификацию и др., а, напротив, подтверждает соответствие требованиям звания судьи. Кроме того, согласно Закону о статусе судей назначение судьи в другой суд не отменяет его полномочие продолжить (окончить) рассмотрение дела, начатого с его участием.

Рассмотрев апелляционную жалобу, Московский областной суд отказал в ее удовлетворении, оставив в силе приговор суда первой инстанции. Апелляция повторила доводы нижестоящего суда о том, что в соответствии со ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим, что по настоящему делу не представляется возможным. Проверяя законность и обоснованность итогового решения по делу с учетом всех замечаний на протокол и доводов жалоб, давая оценку доказательствам и выводам суда, суд апелляционной инстанции не нашел достаточных оснований для отмены или изменения приговора.

В своем комментарии для «АГ» Мария Серновец подчеркнула, что суды первой и апелляционной инстанций вынесли неправосудные судебные акты, основанные на сфальсифицированных показаниях эксперта. При этом, по ее словам, суды отказались рассматривать замечания на протокол судебного заседания, несмотря на содержащиеся в постановлениях КС РФ № 9-П и № 21-П прямые указания о том, кто должен рассматривать замечания на протокол судебного заседания и в каком порядке, если судья, председательствовавший по делу, утратил статус или ушел на повышение.

«Считаю, что федеральные судьи Подольского городского суда и Московского областного суда проигнорировали постановления КС РФ и отказали в праве на защиту в вопросе фальсификации протокола судебного заседания», – сказала Мария Серновец. Она сообщила, что защита намерена подать кассационную жалобу на приговор суда, а также обратиться в Конституционный Суд РФ с оспариванием конституционности положений ст. 259 и 260 УПК РФ, примененных в деле В.П. Мелихова, которые КС РФ еще не рассматривал, несмотря на то что неоднократно в своих решениях обращался к теме протокола суда.

По ее словам, апелляционное рассмотрение по делу Владимира Мелихова происходило в нарушение требований как национального законодательства, так и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с игнорированием сути и роли апелляционного рассмотрения жалоб на приговор суда. «Это говорит о желании федеральных судей признать приговор законным при наличии свидетельств их понимания того, что он вынесен по сфальсифицированному протоколу судебного заседания, – уверена адвокат. – Без фальсификаций в протоколе суда показаний допрошенного эксперта-баллиста нельзя было признать Мелихова виновным в инкриминируемом преступлении, а следовательно, Мелихов должен был быть оправдан, что для “системыˮ в настоящее время является недопустимым».

Светлана Рогоцкая

Источник: www.advgazeta.ru/newsd/3269

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 10 мес. назад #16196

Просьба к суду не прерывать адвоката
Сахалинская адвокатская палата обратилась к судейскому корпусу с просьбой не прерывать выступления адвокатов
17 Ноября 2017

Об этом на сайте ФПА РФ сообщил президент Сахалинской адвокатской палаты Максим Белянин. Он отметил, что подобные нарушения профессиональных прав адвокатов влекут за собой нарушения прав граждан на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи.

В сообщении Максима Белянина отмечается, что в последнее время Сахалинская адвокатская палата получает от адвокатов информацию о том, что в суде апелляционной инстанции судьи прерывают и ограничивают их по времени в ходе выступлений с объяснениями в соответствии с ч. 3 ст. 327 ГПК РФ, а также выступлений с доводами апелляционной жалобы в уголовном судопроизводстве. «Так, судьи постоянно торопят адвокатов, прерывая их выступления: “Эти доводы вы изложили в жалобе, у вас еще есть что добавить?”», – привел он пример подобных ситуаций.

Президент САП отметил, что в соответствии с ч. 3 ст. 327 ГПК РФ после доклада суд апелляционной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и их представителей. Из анализа норм закона следует, что выступления с объяснениями лиц, участвующих в деле, и их представителей в суде апелляционной инстанции направлены на всестороннее и полное исследование доказательств с целью правильного разрешения гражданских дел, на реализацию конституционного права на судебную защиту, а также принципов гражданского судопроизводства. Кроме того, выступление в суде является прямой обязанностью адвокатов, как представителей сторон, по оказанию доверителям квалифицированной юридической помощи. Ограничений в объеме объяснений по существу дела для лиц, участвующих в деле, и их представителей закон не устанавливает. Данные положения справедливо отнести и к уголовно-процессуальному законодательству.


«При всем уважении к судьям, понимании их загруженности работой и желания быстрее закончить рассмотрение дела адвокат должен честно и добросовестно исполнить свою обязанность перед доверителем. Он должен быть уверен, что его выслушали все судьи коллегии и что все они, а не только судья-докладчик, имеют представление о существе дела и жалобы», – подчеркнул Максим Белянин.

Он добавил, что имеются случаи, когда граждане обращаются с жалобами в адвокатскую палату на ненадлежащее оказание юридической помощи, связанными с тем, что, по их мнению, адвокат не заявлял непосредственно в судебном заседании о некоторых важных обстоятельствах гражданского или уголовного дела.

Максим Белянин рассказал, что эта проблема была рассмотрена Комиссией Совета САП по защите профессиональных прав адвокатов. По итогам обсуждения было принято решение обратиться к председателю Сахалинского областного суда с письмом, содержащим информацию о сложившейся ситуации с прерыванием выступлений адвокатов. В письме-обращении высказывается просьба к судейскому корпусу не допускать подобных нарушений профессиональных прав адвокатов, влекущих за собой нарушения прав граждан на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи.

Президент САП сообщил, что в настоящее время адвокатская палата следит за изменением ситуации, ожидая реакции судей и информации от коллег.
Корр. «АГ»

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/prosba-k-sudu-ne-preryvat-advokata/

P.s. Аналогичная ситуация касается и Московского городского суда. Отдельные составы допускают аналогичные нарушения, прерывают адвоката, торопят адвоката, прерывая их выступления словами: “Эти доводы вы изложили в жалобе, у вас еще есть что добавить?”». Все это связанно с тем, что на одно время могут назначаться до десяти рассмотрений, в суде судебное разбирательство проходит быстро, коллегия удаляется и через минуту-две возвращается и оглашает уже готовое отпечатанное решение. Никому никакой пользы такие разбирательства не приносят. Поэтому и рождаются жалобы в ЕСПЧ.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 9 мес. назад #16233

Суд отказался полностью оплатить работу адвоката по назначению

Защитник опубликовал на сайте «АГ» обращение к коллегам с просьбой помочь сформулировать доводы жалобы в Конституционный Суд, предмет которой касается всех адвокатов

Адвокат Александр Николаев пытается добиться от суда выплаты вознаграждения за оказание юридической помощи в порядке ст. 51 УПК РФ доверителю, находившемуся под подпиской о не выезде. С этой проблемой он уже прошел четыре судебные инстанции и теперь готовится подать жалобу в Конституционный Суд РФ.

Адвокат АП Чувашской Республики Александр Николаев участвовал в уголовном деле в качестве защитника по назначению суда. В связи с тем, что изначально подзащитный находился под подпиской о невыезде, юридическая консультация предоставлялась в офисе адвоката.

Суд первой инстанции признал вину подзащитного Александра Николаева и избрал в его отношении меру пресечения в виде заключения под стражу. Готовясь к апелляции, защитник продолжил консультировать своего доверителя в условиях следственного изолятора.

Одновременно с этим адвокат подал заявление в суд об оплате его услуг в размере 21 560 рублей. Однако оно было удовлетворено частично. Как указал суд, действующим законодательством предусмотрено, что адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве по назначению суда, оплачиваются только дни участия при ознакомлении с делом и дни участия в ходе судебных заседаний. Оплата консультаций, по мнению суда, законом не предусмотрена.

Александр Николаев подал апелляционную жалобу на постановление суда. В ней он указывал, что решение противоречит требованиям закона, приказам Минюста и Минфина и другим нормативным актам, регулирующим порядок расчета вознаграждения адвоката по назначению, которые за основу берут дни участия адвоката, когда он был занят оказанием юридической помощи своему подзащитному.

Консультация доверителя в офисе, по мнению Александра Николаева, является одним из способов оказания юридической помощи, которая предусмотрена ст. 2 Закона об адвокатской деятельности. Кроме того, защитник отметил, что оказание юридической помощи фиксировалось подписью доверителя в таком документе, как «учет работы адвоката».

Апелляционная инстанция отказала в удовлетворении жалобы, указав, что действия, предпринимаемые адвокатом в целях исполнения принятого им поручения на защиту определенного лица и являющиеся, по сути, отдельными составляющими его основной деятельности по уголовному делу в интересах этого лица, являются прямой обязанностью адвоката, не влекущей выплаты вознаграждения.

Отметим, что в тот же день рассматривалось и заявление Александра Николаева о выплате ему вознаграждения за защиту интересов осужденного в ходе апелляционного рассмотрения дела. И в этот раз суд удовлетворил заявление в части выплаты вознаграждения за оказание юридической помощи в виде консультаций, проводимых в СИЗО.

Адвокат подал кассационную жалобу на решение апелляции в Верховный Суд Чувашской республики, указав, что пояснение нижестоящих судов о том, что выполненное оказание юридической помощи не влечет выплаты вознаграждения, противоречит ч. 3 ст. 37 Конституции РФ. Также Александр Николаев пояснил, что апелляция не учла, что посещение осужденного в СИЗО, как и консультация в офисе адвоката, входят в исполнение им своих полномочий, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УПК РФ.

Кроме того, защитник отметил, что суды применили двойные стандарты по вопросу оплаты одной и той же работы адвоката, определив оплатить оказание консультаций в СИЗО, но отказав в выплате вознаграждения за консультации в офисе. Он также указал, что законодательство не предусматривает запрета на оплату адвокату оказанных им консультационных услуг доверителю по уголовному делу в порядке ст. 51 УПК РФ.
В передаче жалобы в Президиум Верховного Суда Чувашской республики было отказано. Судья ВС ЧР, согласившись с доводами нижестоящих инстанций, указал, что документ в виде «учета работы адвоката», подписанный подзащитным, недостаточен для подтверждения факта оказания юридической помощи.
Отстаивая свои права, Александр Николаев обратился в Верховный суд Российской Федерации. Помимо уже упомянутых доводов он указал в своей жалобе, что кассация поставила под сомнение доказанность факта оказания юридической помощи, несмотря на то, что стороны не оспаривали этого в суде.

Также Александр Николаев пояснил, что абз. 6 п. 23 Положения о возмещении процессуальных издержек предусматривает необходимость утверждения Минюстом России перечня документов, необходимых для подтверждения действий адвоката по осуществлению полномочий, предусмотренных УПК РФ, однако оформление устной консультации адвоката каким-либо специальным документом не предусмотрено. По смыслу п. 25 этого Положения, заявление об оплате услуг защитника может быть составлено в произвольной форме, а значит, и устная консультация также может быть оформлена в произвольной форме.

Поскольку судья ВС РФ также отказал в передаче жалобы для рассмотрения, Александр Николаев направил жалобу Председателю Верховного Суда Вячеславу Лебедеву. Впрочем, ответ, направленный ему заместителем Председателя ВС РФ, также содержит отказ в передаче жалобы в кассационную инстанцию и поясняет, что оспариваемое постановление судьи Верховного Суда отвечает требованиям ст. 401.10 УПК РФ.
Сейчас Александр Николаев готовит жалобу для подачи ее в Конституционный Суд, в связи с чем он решил обратиться через сайт «АГ» к коллегам с просьбой помочь сформулировать ее доводы. Он уверен, что предмет жалобы затрагивает всех без исключения российских адвокатов.

Марина Нагорная

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/sud-otkazalsya-...ata-po-naznacheniyu/

P.s. С обращением адвоката А.Николаева размещенном на сайте «АГ» посетители сайта могут ознакомиться по адресу:

www.advgazeta.ru/mneniya/konsultatsii-vne-sizo-besplatno/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 9 мес. назад #16241

Приведены мотивы вынесения предупреждения Ольге Динзе
Адвокатская палата г. Москвы опубликовала обезличенный текст решения Совета по дисциплинарному делу в отношении адвоката

Как отмечается на сайте АП г. Москвы, решение опубликовано в связи с многочисленными обращениями адвокатов и значимостью дисциплинарного дела.
28 декабря на сайте Адвокатской палаты г. Москвы был опубликован текст решения Совета палаты по дисциплинарному делу в отношении адвоката Д.

Несмотря на то, что в документе не указаны персональные данные участников дисциплинарного производства и иные идентифицирующие сведения, исходя из контекста и ранее озвученной информации не остается сомнений, что речь идет о деле в отношении адвоката Ольги Динзе.

Как уже сообщала «АГ», 20 декабря Совет Адвокатской палаты г. Москвы вынес решение по дисциплинарному производству в отношении адвоката Ольги Динзе, которое было возбуждено по представлению Главного управления Минюста России по г. Москве в связи с нарушением адвокатом установленного законом порядка обмена корреспонденцией с подзащитным, содержащимся под стражей.

В августе Ольга Динзе сообщала, что была задержана на 3 часа сотрудниками СИЗО за отказ предоставить рукописи, полученные от доверителя. В комментарии «АГ» адвокат пояснила, что от подзащитного ей стало известно об оказании на него со стороны оперативных сотрудников ФСБ психологического давления – попытки решить эту ситуацию через следователя и администрацию СИЗО не увенчались успехом.

Также Ольга Динзе рассказала, что ей стало известно о прослушивании разговоров в ходе конфиденциального общения адвоката с подзащитными в следственном изоляторе. В этой связи, с целью избежать оглашения позиции при личной встрече и тем самым воспрепятствовать оперативным сотрудникам ФСБ узнать детали событий, которые происходили в рамках предъявленного обвинения, ее подзащитный письменно изложил свою позицию по уголовному делу и по своей инициативе передал ей. Адвокат также добавила, что ее подзащитный был против ознакомления сотрудников ФСИН с письменными пояснениями по уголовному делу, которые он ей передал: «Он мне категорично дал понять, что материал ни при каких обстоятельствах не должен попасть в руки сотрудников ФСИН и через них – оперативным сотрудникам ФСБ».

По мнению Ольги Динзе, переданные доверителем записи такого рода охватываются понятием адвокатской тайны. Также она отметила, что ст. 20 Закона о содержании под стражей, в нарушении которой ее обвинили сотрудники СИЗО, касается переписки лица, находящегося в следственном изоляторе, в то время как характер конфиденциального общения в ходе свидания обвиняемого со своим защитником не имеет к переписке никакого отношения.

Как следует из текста решения, Квалификационная комиссия АП г. Москвы пришла к выводу, что «адвокат Д. допустила нарушение п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката («никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона… не могут быть исполнены адвокатом»), что выразилось в получении ею в ходе свидания от своего доверителя А., содержащегося под стражей в ФКУ СИЗО-… ФСИН России, рукописных записей и выносе их за пределы следственного изолятора».

Указано, что в заседании Совета АП г. Москвы адвокат поддержала ранее приведенные ее доводы о том, что она не допустила никаких нарушений требований закона и профессиональной этики, а ее действия были направлены на недопущение разглашения адвокатской тайны, содержавшейся в переданной ею подзащитным А. тетради с записями, предназначавшимися исключительно ей как защитнику. Кроме того, адвокат заявила, что, по ее мнению, иного способа получить сведения, содержавшиеся в этих записях, без их разглашения третьим лицам, у нее не было. Вместе с тем, отвечая на вопросы членов Совета, она признала возможную ошибочность своих действий.

Совет АП г. Москвы в полном объеме согласился с заключением Квалификационной комиссии.

В решении указано, что свобода адвоката в выборе средств и способов защиты императивно ограничена критерием их законности. Данному требованию корреспондирует установленное п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката правило, согласно которому «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».

При этом содержащиеся в ст. 20 и 32 Закона о содержании под стражей правовые положения исключают возможность осуществления лицами, содержащимися под стражей, переписки с родственниками и иными лицами (включая и своих адвокатов-защитников), минуя администрацию места содержания под стражей.

С учетом этого Совет АП г. Москвы пришел к выводу, что адвокат была не вправе исполнять просьбу доверителя о получении от него и выносе за пределы СИЗО тетради с рукописными записями, поскольку эта просьба была направлена к несоблюдению закона:

«Совет разделяет оценку Комиссией как несостоятельного довода адвоката Д. о том, что полученные ею от доверителя А. записи были предназначены ей как защитнику последнего, поэтому их передача перепиской не является, а является способом конфиденциального общения адвоката со своим доверителем, в силу чего на такое общение не распространяются требования ст. 20 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, поскольку полученная от доверителя тетрадь с записями адвокатом Д. не была возвращена А. в следственном кабинете после ее прочтения (несмотря на то, что такая возможность у нее была и представителями администрации СИЗО ей также предлагалось это сделать), а была ею вынесена из следственного кабинета, а впоследствии и за пределы следственного изолятора. Тем самым, содержащимся под стражей обвиняемым А. была осуществлена передача адвокату Д., а ею – получение корреспонденции (письменных текстов, изложенных на бумаге) в нарушение порядка, установленного законом», – говорится в решении.

Кроме того, Совет АП г. Москвы указал, что у Ольги Динзе имелись возможности для обеспечения конфиденциальности общения с доверителем без нарушения приведенных правовых норм: «Например, путем производства в ходе свидания со своим доверителем собственных рукописных записей в своем адвокатском блокноте, не подлежащем досмотру и цензуре, и передачи их для просмотра своему доверителю, а также путем просмотра записей в его тетради либо путем собственноручного перенесения в свой блокнот необходимых для защиты сведений, содержавшихся в тетради А., однако без выноса самих записей А. за пределы следственного кабинета и следственного изолятора, а также с обеспечением получения от доверителя А. своих записей обратно перед окончанием свидания». Подчеркивается, что такое общение адвоката со своим доверителем было бы законным, и на него, безусловно, распространялись бы правовые положения об адвокатской тайне.

Более того, в решении обращается внимание, что именно действия адвоката и ее доверителя привлекли внимание сотрудников СИЗО и предопределили их дальнейшие действия, в результате чего риск разглашения конфиденциальной информации, относящейся к адвокатской тайне, многократно возрос.
Совет указал, что допущенное дисциплинарное нарушение «совершено по грубой неосторожности, выразившейся в неправильном, с точки зрения профессиональных требований и требований закона, и легкомысленном выборе способа профессионального поведения, неверной оценке вероятных последствий такого поведения при осуществлении защиты по уголовному делу об особо тяжком преступлении, связанном с террористической деятельностью, что повлекло реальную угрозу разглашения конфиденциальных сведений, относящихся к адвокатской тайне, а также дало представителям государства повод для выдвижения в отношении адвоката подозрений в недобросовестности и умалении авторитета адвокатуры».

В этой связи Совет АП г. Москвы посчитал, что проступок Ольги Динзе характеризуется значительной степенью тяжести. Однако вместе с тем было учтено, что мотивом профессионально упречных действий адвоката было стремление обеспечить конфиденциальность сообщаемых ей подзащитным сведений, допустив ошибочность своего поведения. Поэтому в конечном счете Совет принял решение о применении к Ольге Динзе меры дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Стоит отметить, что в этот же день Совет АП г. Москвы опубликовал решение по другому резонансному в адвокатской среде дисциплинарному производству – в отношении адвоката Ильи Новикова.

Глеб Кузнецов

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/privedeny-motiv...zhdeniya-olge-dinze/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.332 секунд
Rambler's Top100