Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Возможно ли применение акта амнистии к предпринимателю, бизнесмену находящемуся за пределами Российской Федерации (19 апр 2018)

Вопрос и ответ о применении Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 г. N 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии" выложен на сайте по адресу:

Topic-icon Рекомендации адвокатам: личный опыт, рекомендации адвокатских палат и судебная практика

Больше
1 мес. 4 дн. назад #16345

Избившим адвоката и ее подзащитного полицейским предъявлено обвинение

Сотрудников полиции обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия

Потерпевшая от неправомерных действий силовиков адвокат Вера Подколзина рассказала «АГ», как ей удалось добиться защиты своих прав, особо подчеркнув активное участие АП Московской области в этом.

Как сообщила «АГ» адвокат Вера Подколзина, 15 марта было предъявлено обвинение избившему ее и ее подзащитного в помещении отдела полиции Лефортово г. Москвы сотруднику полиции, который затем предлагал ей крупную сумму денег, чтобы урегулировать конфликт. Ему вменяется два эпизода по п. «а» ст. 286.3 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Еще одному полицейскому, который принимал участие в избиении подзащитного Веры Подколзиной, также предъявлено обвинение по этой статье. Оба в настоящее время находятся под подпиской о невыезде, своей вины не признают. Кроме того, адвокат сообщила, что буквально несколько дней назад стало известно о смене начальника этого отдела полиции, о чем сообщается на его сайте.

Напомним, в июле 2017 г. «АГ» сообщала о том, что Комиссия АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов обратилась к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой взять под личный контроль проведение доследственной проверки по факту сообщения адвоката Веры Подколзиной об избиении ее и ее доверителя в помещении отдела полиции Лефортово г. Москвы.

Инцидент произошел 30 июня, когда Вере Подколзиной позвонил ее подзащитный, которого страховая компания заподозрила в мошенничестве с автостраховкой, и сообщил, что его избили сотрудники полиции в лефортовском отделении, куда он приехал для беседы в связи с проверкой по заявлению страховщика.

Прибывшая в отдел адвокат и сама подверглась избиению – начальник отделения уголовного розыска буквально спустил ее с лестницы и выставил из помещения. Адвокат сразу сообщила о произошедшем в УСБ ГУ МВД России по г. Москве.

На следующий день с Верой Подколзиной встретился адвокат Б., который сообщил, что приехал по поручению начальника ОУР лефортовского отдела полиции и его руководителя, чтобы договориться о примирении. При этом он сразу же предложил ей компенсацию физического и морального вреда в виде 800 тыс. руб., которые были при нем. Однако подписывать официальные документы адвокат Б. отказался.

В то же время 6 июля в АП МО поступило обращение от начальника ОМВД России по району Лефортово, в котором была представлена иная версия произошедшего: адвокат Подколзина не представлялась, удостоверение не предъявляла, отвечала начальнику ОУР в грубой форме и нанесла ему удар по лицу, когда он попытался, не применяя насилия, выпроводить ее из отдела.

В связи со всем вышеизложенным председатель Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов не только попросил председателя СК России взять под личный контроль проведение доследственной проверки по этому делу, но также передать материал проверки из лефортовского МСО СК РФ по г. Москве в отдел по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов СК России.

10 июля следователи ГСУ СК России по г. Москве организовали проведение доследственной проверки, а уже 20-го стало известно о возбуждении уголовного дела по ее результатам.

Комментируя промежуточный итог по данном делу, Вера Подколзина сообщила «АГ», что без поддержки АП Московской области, а также лично ее президента Алексея Галоганова и председателя Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадима Логинова она едва ли справилась бы. «Дело в том, что палата обратилась к председателю СК РФ Александру Бастрыкину, который в свою очередь обратился к руководителю Главного следственного управления СК РФ по г. Москве Александру Дрыманову. Последний принимал меня дважды и пояснял, что с этим делом надо категорически разбираться», – сообщила она.

Вера Подколзина отметила, что у адвокатов постоянно бывают конфликты с полицейскими, и очень мало из них доходят до какого-то логического завершения. Она пояснила, что, как правило, люди боятся подавать заявления, так как заранее уверены, что сотрудники правоохранительных органов «прикроют» коллег.

«Это не мое личное дело. Это дело всех нас. И если бы адвокатская палата не обратила на это дело никакого внимания, то одна я ничего не смогла бы сделать. Хочу подчеркнуть, что у меня не было административного ресурса. Мне помогала только палата в предусмотренных всеми нашими положениями рамках. И этого, в общем, оказалось достаточно», – заключила Вера Подколзина.

Виктория Велимирова

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/izbivshim-advok...edyavleno-obvinenie/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 мес. 19 ч. назад #16349

Подмосковный адвокат лишился статуса из-за показаний против своего клиента

Совет Адвокатской палаты Московской области отозвал статус адвоката у Леонида Шарыя по требованию его бывшего доверителя.

Экс-предправления "Эргобанка" Вячеслав Бармин сообщил, что нанял полковника ФСБ в отставке адвоката Шарыя для защиты своих интересов по уголовному делу о растрате. Банкиру вменяется хищение 758 млн рублей из собственного кредитного учреждения (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Однако Шарый настаивал на явке с повинной и даже сам подготовил соответствующий документ, который прислал своему клиенту на электронную почту. Кроме того, еще до того, как договор с ним расторгли, адвокат дал показания против банкира в качестве свидетеля (см. "Экс-глава "Эргобанка" требует лишить статуса своего бывшего адвоката").

Как пишет "Коммерсантъ", на допрос Шарыя "никто не вызывал, он пришел сам", заявили представители Бармина. А четверо других сотрудников "Эргобанка", с которыми адвокат заключил соглашения, сейчас свидетельствуют против бывшего начальника в Тверском районном суде Москвы. Таким образом, полученную от доверителя информацию защитник фактически использовал против него.

Члены подмосковной АП сочли доводы Бармина убедительными, а Шарыя – нарушившим Кодекс профессиональной этики адвоката и закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре". В рамках дисциплинарного производства статус адвоката прекращён.

Источник: pravo.ru/news/201235/?desk_news

P.s. Уважаемые посетители, коллеги! В конкретных темах на сайте исходя из собственного опыта мною обращалось внимание, что за свою работу мне приходилось сталкиваться с «коллегами», которые из корыстных или иных побуждений шли на нарушения Кодекса профессиональной этики адвоката и закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре": участвуя в проведении ОРМ, давая соответствующие показания следователю, в суде в нарушение требований п.п.3 ч.3 ст.56 УПК РФ, но как говорят в России «Бог шельму метит», они плохо кончают, рано или поздно им в рамках дисциплинарного производства статус адвоката прекращают.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
4 нед. 2 дн. назад #16352

В КС пожаловались на неполную оплату труда защитника по назначению

Заявитель просит проверить конституционность положений, на основании которых суды отказались оплачивать консультации защитника по назначению, предоставленные им в офисе адвокатского образования

Как сообщил «АГ» адвокат Александр Николаев, он считает, что Конституционный Суд примет его жалобу к рассмотрению, так как существует неоднозначное понимание закона и его применения, о чем свидетельствуют принятые в отношении него судебные акты.

22 марта адвокат АП Чувашской Республики Александр Николаев направил в Конституционный Суд жалобу, в которой оспариваются нормы Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации.

Как ранее писала «АГ», Александр Николаев участвовал в уголовном деле в качестве защитника по назначению суда. В связи с тем, что изначально подзащитный находился под подпиской о невыезде, юридические консультации ему предоставлялись в офисе адвоката. В дальнейшем суд первой инстанции признал вину подзащитного и избрал в его отношении меру пресечения в виде заключения под стражу. Готовясь к апелляции, защитник продолжил консультировать своего доверителя в условиях следственного изолятора.

Одновременно с этим адвокат подал заявление в суд об оплате его услуг в размере 21 560 руб. Однако оно было удовлетворено частично. Как указал суд, действующим законодательством предусмотрено, что адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве по назначению суда, оплачиваются только дни участия при ознакомлении с делом и дни участия в ходе судебных заседаний. Оплата консультаций законом не предусмотрена.

Апелляционная инстанция поддержала мнение нижестоящего суда. Верховный Суд Чувашской Республики отказал в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. При этом судья ВС ЧР указал, что «документ в виде “учета работы адвоката”, подписанный адвокатом и его подзащитным, явно недостаточен для подтверждения факта оказания юридической помощи». ВС РФ и его председатель также отклонили жалобу. Тогда Александр Николаев решил подготовить жалобу в КС, составить которую ему помог Институт права и публичной политики. Вчера жалоба уже была направлена в Суд.

В своей жалобе Александр Николаев отметил, что абз. 5 п. 23 Положения о процессуальных издержках устанавливает, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, подлежит учету время, затраченное адвокатом на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК РФ, включая время, затраченное на посещение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в следственном изоляторе (изоляторе временного содержания) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами.

Изложенная таким образом норма, по мнению заявителя, содержит неопределенность в вопросе о том, подлежит ли учету при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, время, затраченное им на консультирование вне следственного изолятора подзащитного, в отношении которого не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В жалобе также указано, что в соответствии с ч. 3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. При этом суды в деле заявителя истолковывали оспариваемую норму как не допускающую выплаты адвокату вознаграждения за консультации, предоставленные им своему подзащитному в офисе адвокатского образования. Подобный подход, по мнению Александра Николаева, ставит оплату труда в зависимость от таких факторов, как мера пресечения, избранная в отношении подзащитного, и место выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей. При этом не учитывается, что существо обязательств, возникающих у адвоката перед подзащитным, в обоих случаях – при оказании последнему помощи в следственном изоляторе или вне него – не изменяется.

В обращении говорится и о том, что результат толкования оспариваемой нормы, при котором отдельный вид поручений, выполняемых адвокатом, осуществляющим защиту по уголовному делу по назначению уполномоченных лиц, не подлежит учету при определении размера вознаграждения такого адвоката, не отвечает целям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства – то есть ни одной из конституционно значимых целей, поименованных в ч. 3 ст. 55 Конституции.

Кроме того, оспариваемое положение предусматривает, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, подлежит учету время, затраченное им на выполнение действий по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами. В жалобе указывается, что ни оспариваемая норма, ни иные нормы Положения не конкретизируют, какие именно документы должны быть представлены адвокатом для подтверждения действий, осуществленных им в рамках оказания квалифицированной юридической помощи. В связи с этим судом могут быть истребованы документы, получение которых приведет к нарушению адвокатской тайны.

Таким образом, Александр Николаев считает оспариваемую норму неконституционной, так как она позволяет отказывать в выплате адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, вознаграждения за консультации в офисе адвокатского образования лицу, в отношении которого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, а также допускает в целях подтверждения оказания квалифицированной юридической помощи истребование у адвоката документов, получение которых приведет к нарушению адвокатской тайны.

Как прокомментировал «АГ» Александр Николаев, он считает, что Конституционный Суд примет жалобу к рассмотрению, так как существует неоднозначное понимание закона и его применения, что видно из принятых судебных актов. Также он пояснил, что у него был документ, отражающий предоставление консультаций, однако Верховный Суд Чувашской Республики сослался на отсутствие надлежащего доказательства, подтверждающего оказание юридической помощи. В связи с этим было решено указать в жалобе на требование суда представить документы, которые могут раскрыть адвокатскую тайну.

Напомним, после публикации в «АГ» информации о случае Александра Николаева к решению обозначенной проблемы подключились специалисты Института права и публичной политики, которые содействовали в формулировании доводов жалобы в КС.

Старший юрист ИППП Ольга Подоплелова пояснила «АГ», что кроме Конституционного Суда эту проблему не в состоянии решить ни один уполномоченный орган. «Верховный Суд отказал заявителю в удовлетворении его требований, фактически заставляя адвокатов оказывать часть квалифицированной юридической помощи бесплатно. У Правительства, судя по всему, пока не сформировалась воля на корректировку Положения о процессуальных издержках, хотя ситуация с оплатой труда адвокатов вне судебных заседаний и СИЗО оставляет желать лучшего», – сообщила юрист.

Также Ольга Подоплелова отметила, что в ходе подготовки жалобы было принято решение расширить ее предмет. Поводом для этого стало то, что судья Верховного Суда Чувашской Республики по каким-то причинам пришел к выводу, что представленного адвокатом документа об объеме выполненной работы, подписанного им и доверителем, недостаточно для установления факта ее выполнения. «По сути дела, судья намекает на то, что встречи адвоката с подзащитным в офисе должны фиксироваться третьими лицами, что входит в противоречие с необходимостью защиты адвокатской тайны. И, хотя тезис о недоказанности работы не встречается нигде, кроме определения судьи об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Президиума ВС ЧР, мы считаем принципиально важным, во-первых, пресечь потенциальное посягательство на адвокатскую тайну и, во-вторых, исключить возможность отказа в пересмотре дела заявителя на этом основании», – заключила юрист.

Марина Нагорная

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/v-ks-pozhaloval...ika-po-naznacheniyu/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 нед. 4 дн. назад #16356

ВС подтвердил, что защитник наравне с адвокатом сохраняет свой статус и после приговора

Верховный Суд признал незаконным отказ администрации исправительной колонии в допуске матери осужденного на свидания с ним в качестве защитника

Адвокат Георгий Скурятин рассказал «АГ», на каких основаниях почти четыре года начальство колонии отказывало в свидании с сыном его доверительнице, которая официально являлась его защитником. По его мнению, ВС РФ разобрался с делом, в котором самым грубым образом были нарушены права человека, отбывающего наказание, так как его практически лишили единственной оставшейся защиты.

21 марта Судебная коллегия по административным делам ВС РФ вынесла решение по делу о недопуске на свидания к осужденному его матери как защитника, статус которого был определен судом. Верховный Суд отправил дело на новое рассмотрение, отметив ошибки, допущенные апелляционной инстанцией, и неправомерные действия со стороны администрации исправительной колонии.

3 июня 2015 г. гражданка Л., мать подсудимого Д., была допущена судом к участию в уголовном деле в качестве его защитника наряду с адвокатом. 1 июля того же года Д. был признан виновным и осужден к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области.

29 сентября 2015 г. Л. обратилась к начальнику колонии с заявлением о предоставлении с 29 сентября по 9 октября свиданий с Д. для работы над материалами уголовного дела для подготовки кассационной жалобы, приложив к этому заявлению выписку из протокола судебного заседания, которым был определен ее процессуальный статус.

В тот же день разрешение было получено и Л. трижды посетила сына как защитник, однако уже 2 октября администрация ИК-6 уведомила Л. об отсутствии у нее правовых оснований для посещения осужденного в порядке ст. 89 УИК РФ.

Свой отказ начальник учреждения мотивировал тем, что уголовное судопроизводство в отношении осужденного закончено с момента вступления в законную силу приговора суда, и выписка из протокола судебного заседания не может служить документальным основанием для посещения его в исправительном учреждении в качестве адвоката или лица, имеющего право на оказание юридической помощи. Также в уведомлении было указано, что действующим законодательством не предусмотрено обязательного участия защитника при производстве по кассационной или надзорной жалобе.

Л. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать отказ в предоставлении ей свиданий с сыном в порядке, предусмотренном ст. 89 УИК, незаконным. Как рассказал «АГ» адвокат АП Белгородской области Георгий Скурятин, представлявший Л., в своем иске она указывала, что поскольку уголовно-процессуальным законом определен только начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь защитника, включая лицо, допущенное к участию в качестве защитника наряду с адвокатом, то реализация закрепленного права должна обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса. Также она указывала на то, что рядом статей Конституции РФ, УПК и УИК не предусмотрен запрет на ее участие в деле наряду с другим адвокатом.

Кроме того, Л. ссылалась на Определение КС РФ от 1 апреля 2004 г. № 77-0, где указано, что установленный ч. 4 ст. 89 УИК РФ порядок предоставления осужденному свиданий с адвокатом носит уведомительный, а не разрешительный характер, в связи с чем администрация учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом. Также в иске была ссылка и на Определение КС РФ от 24 июня 2008 г., согласно которому статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом, так как защитник входит в число лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Л. настаивала на том, что правовой режим свиданий, связанных с получением юридической помощи, требует только наличия заявления и не содержит каких-либо дополнительных ограничений для предоставления осужденному свиданий с защитником. «Данное право должно обеспечиваться защитнику наряду с адвокатом на всех стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии исполнения приговора по конкретному делу, по которому он и был допущен в качестве защитника, а также для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание», – подчеркивалось в иске.

В декабре 2015 г. первая инстанция удовлетворила требования административного истца. Суд согласился, что статус защитника наряду с адвокатом не утрачивается с момента вступления приговора в законную силу, а сохраняется на всех стадиях уголовного судебного разбирательства, включая апелляционную, кассационную и надзорную инстанции.

Однако 30 июня 2016 г. апелляционная инстанция Белгородского областного суда отменила это решение, и в удовлетворении требований Л. было отказано. «В ходе заседания суда апелляционной инстанции появились доводы о том, будто моя доверительница “злоупотребляла правом в защите”. Я такого термина, честно говоря, никогда не слышал. Мне однозначно было понятно, что нарушены права моего доверителя как защитника», – рассказал Георгий Скурятин.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании было отказано. После этого Георгий Скурятин обратился в ВС РФ с жалобой от имени отбывающего наказание Д., в которой ставился вопрос об отмене решения апелляции. Помимо ссылки на практику Конституционного Суда, Д. также сослался на порядок предоставления свиданий осужденным, в частности на ч. 4 ст. 89 УИК, согласно которой для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с защитниками без ограничения их числа. Эта норма воспроизведена и в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений.

22 января 2018 г. судья Верховного Суда по итогам рассмотрения жалобы Д. и изучения материалов истребованного дела вынес определение о передаче жалобы для рассмотрения в Судебную коллегию по административным делам. В своем решении судья отметил, что лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу. «Это означает, что статус защитника в стадии кассационного (а равно и надзорного) производства не требует дополнительного подтверждения судом», – значится в определении.

Судья также указал, что судам нижестоящих инстанций следовало выяснить, исчерпаны ли Д. на момент обращения его защитницы к ФКУ ИК-6 с заявлением о предоставлении свидания в целях работы над материалами уголовного дела все способы обжалования приговора, что судом апелляционной инстанции установлено не было. Судья определил жалобу вместе с делом отправить на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегией по административным делам ВС РФ.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции и направила дело на новое рассмотрение.
«Эта история очень сильно затянулась. Казалось бы, простой вопрос для человека, который занимается уголовным правом и процессом, ведь на это есть решения Конституционного Суда, разъяснения Верховного Суда. И в данном случае я всегда был убежден, что единственно правильным решением суда могла быть только отмена этого запрета начальника колонии», – высказался Георгий Скурятин. Адвокат добавил, что, изучив судебную практику по аналогичным делам, он заметил, что в последнее время в ряде регионов люди обращаются в ВС, так как администрации исправительных учреждений отказывают в допуске по тем же основаниям.

Георгий Скурятин назвал решение Верховного Суда справедливым и обоснованным, соответствующим Конституции и УПК РФ. «Я думаю, Суд действительно понял, что самым грубым образом были нарушены права человека, отбывающего наказание, так как этим решением суд практически лишил его защиты. Единственной защиты, которая у него осталась».
Виктория Велимирова

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/vs-podtverdil-c...s-i-posle-prigovora/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
2 нед. 5 дн. назад #16362

Тринадцать ошибок адвоката

Судья ВС пожаловался на адвоката в Адвокатскую палату Московской области. В жалобе, которую готовил юрист, было 13 орфографических и стилистических ошибок. Этого оказалось достаточно, чтобы привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности.

В процессуальном документе адвокат допустил следующие ошибки: «…при обстоятельствах, описываемые…», «по содержания смысла…», «о рассмотрении с участием коллегией…», «…проводилось с заведомо обязательного прекращения…», «…вынесение постановление…», «прошу признать, что замена присяжного заседателя… повлияло…».

На заседании комиссии юрист пояснил, что ошибки произошли по вине программы Word, установленной на его компьютере. Более того, судья в обращении сам допустил грамматические ошибки и употребил непроцессуальную терминологию. Он использовал словосочетание «судебное разбирательство», тогда как уголовное процессуальное право содержит только понятие «судебное следствие». Стилистика составления процессуальных документов не регламентируется какими-либо нормативными документами или правилами.

Комиссия Адвокатской палаты посчитала, что 13 ошибок на 3 листа текста апелляционной жалобы нельзя назвать незначительным нарушением. Поскольку апелляционная жалоба является процессуальным документом, наличие в ней значительного количества орфографических и стилистических ошибок рассматривается как неуважение к суду апелляционной инстанции.

Таким образом, адвокат нарушил ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Источник: www.arbitr-praktika.ru/news/1423-trinadtsat-oshibok-advokata ?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 дн. 20 ч. назад #16369

Здравствуйте. Подскажите, адвокат может составить для доверителя акт осмотра переписки в мессенджере Viber или Whatsapp, электронной почты с приложением скринов и для последующего предъявления в суд в качестве доказательств по гражданскому делу. Или может ли такой акт подписать не адвокат, а например, два-три свидетеля это будет принято в суде как доказательство. Про нотариуса знаем, но хотим сэкономить. Спасибо.

Доброго дня! На мой взгляд, практика по вашему вопросу есть. Например, моя коллега-адвокат осматривала электронную почту и страницы сайта. Составленный ею документ был принят Арбитражным судом Московской области и суд учел такой документ как доказательство. Полагаю, что и суд гражданского судопроизводства должен принять такой документ и считать доказательством. Необходимо помнить и ссылаться на п.1 ч.3 ст.6 Полномочия адвоката ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, где прямо указывается, что адвокат вправе (его полномочия) в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи.

Если что-то не ясно пишите или звоните мне.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.188 секунд
Rambler's Top100