Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Деньги в займы необходимо оформлять в письменной форме (17 сен 2018)

1 июня 2018 года вступили в силу изменения, внесенные в пункт 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые касаются важной стороны договорных взаимоотношений граждан.

С обзором изменений посетители сайта могут ознакомиться по адресу:

Topic-icon Практика. Вопросы связанные с организацией предварительного следствия и дознани

Больше
7 мес. 2 дн. назад #16298

КС разрешил следователям читать переписки с телефонов в ходе осмотра

Конституционный суд отказался рассматривать жалобу Дмитрия Прозоровского, который пытался оспорить право следователей читать переписку с компьютеров и телефонов на стадии осмотра или экспертизы.

При рассмотрении уголовного дела заявителя суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотров электронных носителей информации, содержащих сведения о текстах сообщений, мотивировав такой отказ отсутствием необходимости получения для этого судебного решения.

Прозоровский считает, что статьи 176 "Основания производства осмотра", 177 "Порядок производства осмотра" и 195 "Порядок назначения судебной экспертизы" Уголовно-процессуального кодекса нарушают его конституционные права в той мере, в которой их положения, как утверждает заявитель, нарушают право на тайну переписки, поскольку допускают возможность получения органом предварительного следствия информации о звонках и переписках в ходе производства осмотра и компьютерно-технических экспертиз изъятых устройств без получения судебного решения.

КС указал, что проведение осмотра и экспертизы с целью получения имеющей значение для уголовного дела информации, находящейся в памяти изъятого устройства, действительно не требует вынесения отдельного судебного решения на этот счет.

При этом суд напомнил – если подозреваемый считает, что такие действия органов предварительного следствия могут причинить ущерб его конституционным правам, в том числе праву на тайну переписки, то он может оспорить эти действия в суде в порядке ст. 125 УПК.

Источник: pravo.ru/news/view/147844/

P.s. Уважаемые посетители сайта прошу обратить внимание, что есть и судебная практика ЕСПЧ, который удовлетворил жалобу журналиста, с ноутбука которого сотрудники таможни скопировали данные, касавшиеся его личной жизни и профессиональной деятельности; Статья опубликована 16.02.2018г. по адресу:

www.advgazeta.ru/novosti/espch-prisudil-...dosmotr-na-tamozhne/

Последнее редактирование: 7 мес. 2 дн. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 мес. 4 нед. назад #16302

Адвокаты заступились за бывшего следователя

СК возбудил уголовное дело в отношении бывшего следователя за то, что он не приобщил несколько ходатайств к материалам проверки сообщения о преступлении

Адвокаты встали на сторону подозреваемого и указали, что постановление о возбуждении дела очевидно вынесено по надуманному предлогу. В частности, один из них указал, что, возможно, следователь и допустил волокиту и неорганизованность, но это дисциплинарный проступок, а не уголовное преступление.

16 февраля 2018 г. следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов ГСУ СК РФ по г. Москве, постановил возбудить дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», в отношении бывшего следователя Бабушкинского МРСО г. Москвы Ф., который был уволен из СКР за день до этого.

Суть нарушений заключается в том, что, осуществляя проверку по сообщению о преступлении, Ф. проигнорировал несколько ходатайств, направленных ему в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы, о недостаточности предоставленных на экспертизу материалов. В частности, в документе значится, что следователь, «желая облегчить свою работу и создать видимость невозможности принятия законного и обоснованного решения по материалу проверки», проигнорировал эти ходатайства, не приобщил их к материалам проверки, а сам факт получения – скрыл. Как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, эти действия привели к невозможности проведения объективной процессуальной проверки в разумный срок и повлекли существенное нарушение прав сообщившего о преступлении на доступ к правосудию.

Текст постановления и его формулировки привлекли пристальное внимание адвокатов.

В частности, управляющий партнер АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда назвал его «очевидно незаконным». В производстве следователя Ф. находился материал проверки по обращению гражданки П., которая жаловалась на неисполнение врачами ГКБ им. Ерамишанцева г. Москвы своих должностных обязанностей. Чтобы установить, были ли нарушения в действиях врачей, следователь назначил комиссионную судебно-мецидинскую экспертизу. В ходе производства экспертизы у экспертов возникли какие-то затруднения и они направили следователю ходатайства о предоставлении дополнительных материалов. «Следователю, похоже, было некогда заниматься изъятием допматериалов, и ходатайства были отправлены в “долгий ящик”. За это следователя уволили из органов СК РФ», – пояснил Александр Забейда.

По словам адвоката, сам факт неприобщения ходатайств экспертов к материалам уголовного дела не образовывает состава преступления «злоупотребление полномочиями», потому как никаким существенным образом прав граждан не нарушает. «Да, возможно, следователь допустил волокиту и неорганизованность, но это дисциплинарный проступок, а не уголовное преступление», – пояснил Александр Забейда.

Адвокат также заметил, что, вероятно, это первый случай, когда под таким надуманным предлогом дело о злоупотреблении служебными полномочиями возбуждается в отношении самого следователя: «По крайней мере, я с таким еще не сталкивался. Но я неоднократно сталкивался с тем, когда сами следователи СК и ФСБ возбуждают аналогичные незаконные уголовные дела в отношении чиновников и должностных лиц: берут дисциплинарный проступок или нарушение регламента и преподносят его как уголовное преступление».

Александр Забейда предположил, с чем связано именно такое развитие событий. По его мнению, гражданка, по чьему сообщению о преступлении и проводилась проверка следователем, попала на личный прием к председателю СК России Александру Бастрыкину, после чего дело и приняло такой оборот.

Младший партнер АБ «ЗКС» Алексей Новиков подтвердил слова коллеги: «Как показывает практика, подобные постановления появляются после проведенного председателем СК РФ личного приема, где эмоции переполняют не только заявителей. На мой взгляд, данное постановление вынесено именно вследствие некоего эмоционального перевозбуждения и безудержного стремления выполнить волю руководства, без проведения предусмотренных законом надлежащих проверочных мероприятий и осмысления самой поставленной задачи».

Алексей Новиков отметил, что это уже не первый случай принятия подобных решений: «Буквально в марте 2017 г. в отношении заместителя начальника главного следственного управления СКР по Московской области Сарафанова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ (халатность), однако решением прокурора данное постановление было отменено. Полагаю, что обсуждаемое решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя Бабушкинского МРСО ждет такая же судьба».

Адвокат рассказал о том, что он сам когда-то служил в указанном следственном отделе, который позиционируется как один из самых сложных в г. Москве по различным объективным причинам. При этом Алексей Новиков подчеркнул, что это обстоятельство никоим образом не должно быть оправданием для ненадлежащего исполнения следователями и их руководителями своих должностных обязанностей. Он добавил также, что ведомственными документами предусмотрены различные наказания за совершение поступков, подобных совершенному Ф., но уголовное преследование в данном случае явно выходит за рамки.

Алексей Новиков отметил, что за последние 2-3 года из Следственного управления СК России по г. Москве наблюдается массовый отток квалифицированных сотрудников, в некоторых подразделениях ротация составила 100%. При этом на высвободившиеся места приходят молодые сотрудники, объективно не обладающие должным опытом и стажем. «Рассматриваемое постановление является очередным весомым поводом для руководства правоохранительных органов задуматься о том, стоит ли продолжать работу в подобных условиях, когда вместо выявления причин, способствовавших нарушению, их анализа и принятия в том числе административных (аппаратных) мер, направленных на их устранение и недопущение впредь, принимается решение о возбуждении уголовного дела. Неужели именно такой подход, по мнению вышестоящих должностных лиц, восстановит нарушенные права и обеспечит своевременный доступ к правосудию потерпевших, и какую ответственность будут нести те, которые принимали незаконные и необоснованные решения о возбуждении уголовных дел (дисциплинарную или уголовную)?», – задался вопросом адвокат.

Виктория Велимирова

P.s. Уважаемые посетители, коллеги. Полагаю, что по возбужденному уголовному делу будет принято решение о прекращении за отсутствием в действиях бывшего следователя Бабушкинского МРСО г. Москвы Ф., состава преступления. Действительно если все, так как указанно в статье, заявитель попал на личный прием к председателю СК РФ, то не исключаю, что было указание о возбуждении уголовного дела, учитывались события (аресты руководителей) которые произошли за последнее время в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве. Законом предусмотрено (ст. 162 УПК РФ), что предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. Далее эта статья позволяет продлевать предварительное следствие поэтому полагаю через несколько месяцев уголовное дело будет прекращено т.к. умысла или корыстной заинтересованности полагаю найдено не будет.

Однако хотел бы обратить внимание, что в практике коллег (адвокатов, юристов представляющих права потерпевших) достаточно примеров для возбуждения аналогичных уголовных дел. Следователи, дознаватели не отвечают на ходатайства, или не рассматривают указанные доводы, выносят формальные постановления об отказе в удовлетворении ходатайств или частичном удовлетворении ходатайства в нарушение требований ч.4 ст.7 УПК РФ. Законность нарушают руководители следственного органа, прокуратуры и суда, когда обращаешься на действия или бездействия органа дознания, следователя или руководителя следственного органа.

Приведу свой последний пример. 09.февраля обратился с жалобой к прокурору г.Москвы на личном приеме о принятии мер прокурорского реагирования к заместителю прокурора ЦАО г. Москвы А.Ю. Карасеву, Таганскому МРП г.Москвы И.В. Саницкому, в связи с допущенными нарушениями ст.21, 22 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», п.3.7. требований Приказа Генпрокуратуры России от 30.01.2013 N 45 (ред. от 05.07.2017) "Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации", невыполнение своих прямых должностных обязанностей возложенных государством по принятию мер прокурорского реагирования к должностным лицам ОМВД России по Таганскому району г. Москвы, не принятии мер прокурорского реагирования к должностным лицам Таганской МРП и ОМВД России по Таганскому району г. Москвы в связи с системными нарушениями закона, не рассмотрением доводов заявителя по жалобам и заявлениям о преступлении совершенных Гладченко и Самойленко.

Суть проблемы заключалось в том, что вынужден был пять раз обращаться к Таганскому МРП г.Москвы о том, что должностные лица Таганской МРП прокуратуры (Первый заместитель МРП Г.В. Бобинов) самоустранился от выполнения своих прямых обязанностей, подписанные от его имени постановления о разрешении жалоб в порядке ст.123, 124 УПК РФ полагаю вынесены с нарушение требований ч.4 ст.7 УПК РФ, формальные и свидетельствуют о том, что прокурор не вникал в суть проблемы, доводы заявителя не изучал, материалы надзорного дела не изучал перед подписанием постановлений о разрешении жалоб, что порождало новые жалобы. После обращения к прокурору ЦАО г.Москвы, зам прокурора мою жалобу в нарушение закона без контроля и проверки направил обратно Таганскому межрайонному прокурору г.Москвы действия (бездействия) должностных лиц которых обжаловались.

Уважаемые посетители, если у кого возникнут проблемы, Вы понимаете, что следователь (дознаватель), руководитель следственного органа, прокурор нарушают Ваши права, нет понимания в вышестоящих правоохранительных органах и суде пишите мне на сайт или позвоните Viber и WhatsApp звонок бесплатный о личной встрече при необходимости в коллегии адвокатов для получения дополнительной юридической консультации и принятия практических шагов по защите Ваших прав.

Вложения:
Последнее редактирование: 6 мес. 4 нед. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 мес. 4 нед. назад #16304

Если содержимое рабочего стола адвоката не осматривается, то нет нарушения ст. 450.1 УПК

Об этом заявила прокуратура в ответ на обращение Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы

По мнению прокуратуры, если при осмотре помещения, в котором адвокат осуществляет профессиональную деятельность, содержимое рабочего стола защитника не осматривается, то его права, предусмотренные ст. 450.1 УПК, не нарушаются.

Напомним, в конце 2017 г. председатель Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберт Зиновьев направил обращения Александру Бастрыкину и Юрию Чайке, в которых, в частности, сообщил об обстоятельствах производства обыска у адвоката Андрея Маркина, свидетельствующих о грубых нарушениях ст. 450.1 УПК РФ.

В своем обращении Комиссия, кроме прочих нарушений, допущенных в отношении адвоката, указала на то, что при производстве предварительного расследования по делу были существенно нарушены профессиональные права адвоката Маркина, а также права АП г. Москвы, закрепленные в ст. 450.1 УПК РФ. Так, осмотр помещения, используемого Андреем Маркиным для осуществления адвокатской деятельности, был произведен без санкции суда, без уведомления Адвокатской палаты и в отсутствие ее уполномоченного представителя. «В результате были грубо нарушены требования, установленные ст. 450.1 УПК РФ для производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката. Это, в свою очередь, повлекло за собой угрозу нарушения режима адвокатской тайны в отношении широкого круга третьих лиц – доверителей Маркина А.Н., не имеющих отношения к указанному уголовному делу, чьи документы и материалы имеются в адвокатских досье, хранящихся в указанном помещении адвоката», – отмечалось в обращении председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберта Зиновьева.
В ответ на обращение Комиссии из прокуратуры Северо-Восточного административного округа пришло письмо (есть в распоряжении «АГ») за подписью прокурора округа, старшего советника юстиции А.Ш. Ризаева, в котором отрицается нарушение сотрудниками правоохранительных органов норм процессуального и материального права при проведении следственного действия. «[Был] проведен осмотр места происшествия… Никаких предметов (документов) при осмотре не изымалось, рабочее место адвоката – стол – не осматривалось», – указано в письме.

Заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Александр Пиховкин, комментируя «АГ» ответ прокурора, пояснил, почему категорическое утверждение прокуратуры СВАО г. Москвы об отсутствии нарушения норм процессуального и материального права не вызывает доверия:

«Прежде всего, это связано с его безадресностью: утверждение сформулировано общо, при этом из преамбулы ответа следует, что Комиссия обращалась в прокуратуру в интересах некого Маркина С.А. Это не так. Инициалы нашего коллеги иные.

Во-вторых, это связано с беспредметностью такого утверждения. Вывод прокуратуры об отсутствии нарушений вообще не отвечает на вопросы, поставленные в обращении Комиссией. И наоборот, сведения об отсутствии нарушения норм материального права являются избыточными, поскольку Комиссия в своем обращении в соответствии со своей компетенцией вопроса о нарушении норм материального права не ставила.
Наконец, третье, и наиболее важное обстоятельство, которое следует отметить после ознакомления с ответом, – на порядок осмотра в отношении адвоката прямо распространяется действие ст. 450.1 УПК РФ. Как следует из ответа, осмотр в отношении адвокатского рабочего места производился спустя 3,5 месяца после возбуждения уголовного дела. К производству такого осмотра не привлекался ни сам адвокат Маркин А.Н. (что очевидным образом нарушает его права), ни Адвокатская палата, что является нарушением прав уже всего адвокатского сообщества. Вызывает беспокойство, что такие очевидные нарушения уголовно-процессуального закона остались вне фокуса внимания руководителя окружного органа по надзору за соблюдением законности».

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Роберт Зиновьев подтвердил, что при наличии достоверной информации о том, что в осматриваемом помещении может исполнять свои профессиональные обязанности адвокат, сотрудники обязаны приглашать представителя Адвокатской палаты для участия в следственном действии.

«Мне кажется, что это “образчик” часто встречаемого у нас на практике слияния органов следствия и прокуратуры, когда надзирающий прокурор полностью солидарен с поднадзорным ему следственным органом и в данном случае пытается изобразить хорошую мину при плохой игре, скрывая явно допущенные сотрудниками его поднадзорного органа нарушения. Это элемент круговой поруки – они прекрасно понимают, что если поведение поднадзорного им органа будет признано упречным, то, естественно, возникнет вопрос: “А где вы были, товарищ надзирающий прокурор?”, поэтому они считают правильным полностью поддержать следствие», – считает Роберт Зиновьев.


Напомним, адвокат Андрей Маркин обвиняется в покушении на мошенничество в составе группы лиц по предварительному сговору в крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ). В отношении обвиняемого адвоката была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а 27 декабря срок заключения был продлен сразу на полгода.

24 января 2017 г. Бутырский районный суд рассмотрел ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в связи с допущенным следователем нарушением права Андрея Маркина на защиту в ходе ознакомления с материалами дела, а также об изменении меры пресечения обвиняемому на залог или домашний арест. Рассмотрев ходатайство, суд посчитал, что стадия ознакомления обвиняемого с материалами дела не завершена. Кроме того, было указано, что следствием не были разрешены ходатайства обвиняемого о предоставлении отдельного поручения оперативным сотрудникам на ознакомление с материалами дела, поскольку, как утверждает Андрей Маркин, его знакомили с делом оперативные сотрудники, однако протокол выполнения требований ст. 217 УПК РФ и график ознакомления подписаны следователем. В связи с этим суд посчитал, что допущенные нарушения могут повлиять на исход дела, поэтому уголовное дело должно быть возвращено прокурору. При этом меру пресечения Андрею Маркину в виде заключения под стражу суд оставил без изменений.
Корр. «АГ»

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/esli-soderzhimo...heniya-st-450-1-upk/

P.s. Между тем, обращаю внимание посетителей сайта, в Верховном Суде Российской Федерации с 20 по 21 февраля 2018 года состоялось совещание-семинар председателей верховных судов республик, краевых, областных судов, судов автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судов, арбитражных судов субъектов РФ, апелляционных арбитражных судов, арбитражных судов округов и Суда по интеллектуальным правам. Работа совещания велась в режиме видеоконференц-связи из зданий областных, краевых, республиканских судов общей юрисдикции.

Открыл совещание Председатель Верховного Суда Российской Федерации Вячеслав Михайлович Лебедев. В своем выступлении он подвел итоги работы судов общей юрисдикции и арбитражных судов в 2017 году, определил приоритеты на текущей год.

Глава Верховного Суда Российской Федерации отметил, что в 2017 году была одна из главных проблем — жалобы на действия лиц, осуществляющих уголовное производство. В 2017 году было рассмотрено 120 тысяч и обоснованным признано каждой пятое такое обращение.

Источник: www.supcourt.ru/press_center/news/26469/

Последнее редактирование: 6 мес. 3 нед. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 мес. 1 нед. назад #16327

Суд не нашел нарушений в действиях следователя, которые тот сам признал незаконными

Решение суда, признавшего законным отвод защитника, вызванного на допрос в качестве свидетеля, уже обжаловано в Верховный Суд Республики Коми

Первый заместитель председателя комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владислав Лапинский пояснил, что данное дело продолжает привычную порочную практику допроса адвоката в качестве свидетеля, преследуя единственную цель – его отвод от подзащитного. Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант отметил, что наличие правовых позиций Конституционного Суда и различных рекомендаций о правильном поведении в такой ситуации является доказательством актуальности этой проблемы.

В Верховный Суд Республики Коми подана апелляционная жалоба на решение судьи Сыктывкарского городского суда, признавшего законным отвод адвоката КА «Невская коллегия адвокатов Санкт-Петербурга» Самвела Абрамяна от участия в качестве защитника по уголовному делу Георгия Попова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ.

Как рассказал «АГ» Самвел Абрамян, 5 декабря 2017 г. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Коми следователь провел следственные действия, в которых он участвовал в качестве защитника. По окончании процессуальных действий адвокату была вручена повестка о вызове на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу 6 декабря 2017 г. к 10:00.

Утром 6 декабря Самвел Абрамян подал в Сыктывкарский городской суд Республики Коми жалобу на действия следователя. Сразу после этого он передал в канцелярию СУ СК России по Республике Коми обращение на имя следователя, в котором, сославшись на положения ст. 2, 8 Закона об адвокатской деятельности, п. 2–3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ и Определение КС РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О, разъяснил, что находит действия следователя незаконными. Также Самвел Абрамян сообщил и об обжаловании вызова на допрос в судебном порядке.

Эти основания, по мнению адвоката, являлись уважительными причинами для неявки на допрос, поэтому он потребовал прекратить производство каких-либо действий, направленных на это, до вступления в законную силу решения суда. Таким образом, защитник предположил, что следователь в силу ч. 7 ст. 125 УПК РФ приостановит производство своих действий.

Однако позднее, в тот же день Самвел Абрамян был подвергнут принудительному приводу и допрошен в качестве свидетеля, после чего следователь объявил адвокату постановление о его отводе от защиты Георгия Попова по уголовному делу. После этого обвиняемый подал в суд жалобу на постановление следователя об отводе выбранного им защитника.

Примечательно, что в ходе судебного разбирательства следователь фактически признал, что нарушил уголовно-процессуальное законодательство, а также Закон об адвокатуре, который он даже не принял во внимание. Следователь обосновывал свои действия тем, что на момент принятия решения о допросе адвоката у него имелись объективные данные, указывающие на то, что последний передал свидетелю записку от второго фигуранта по уголовному делу, в которой, якобы, были изложены указания о дальнейших действиях свидетеля. Также сотрудник правоохранительных органов пояснил, что действовал на основании п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

В суде Самвел Абрамян сослался на Постановление Конституционного Суда от 17 декабря 2015 г. № 33-П, в котором установлено, что ст. 8 Закона об адвокатуре имеет большую юридическую силу над уголовно-процессуальным законом, поскольку наделяет адвокатов большими правами и полномочиями, чем предусмотрено в УПК РФ. Кроме того, он указал, что следователь не смог ответить на вопрос, к какому именно противоправному действию относится передача записки адвокатом.

По этому поводу следователь указал, что усмотрел в действиях Самвела Абрамяна наличие элементов уголовно наказуемого деяния, в связи с чем он и решил произвести допрос. Сторона защиты сочла, что если придерживаться такой логики, то каждый раз, когда адвокат при исполнении поручения об оказании юридической помощи по уголовному делу будет встречаться со свидетелями, его самого можно будет допрашивать в качестве свидетеля на предмет «наличия в его действиях признаков правонарушения», после чего отводить от защиты подозреваемого/обвиняемого. Более того, в ходе судебного заседания сам Самвел Абрамян отрицал факт передачи каких-либо записок, а следователь никаких доказательств, подтверждающих совершение таких действий, не представил.

Несмотря на все это суд пришел к выводу, что отвод защитника в данном случае не только не ограничивает право обвиняемого на защиту, а напротив, является дополнительной гарантией его реализации, поскольку направлен на исключение каких-либо действий со стороны защитника, могущих прямо или косвенно способствовать неблагоприятному для обвиняемого исходу дела. Таким образом, суд отказал в удовлетворении жалобы.
В этой связи Георгий Попов обратился с апелляционной жалобой в Верховный Суд Республики Коми. В ней он указал, что решение суда, в котором оценивается деятельность Самвела Абрамяна, нарушает законодательство, поскольку оценку деятельности адвоката может дать не кто иной, как доверитель, и только он наделен правом освободить адвоката от исполнения поручения.

Кроме того, Георгий Попов отметил, что в ходе судебного разбирательства сотрудник правоохранительных органов пояснил, что действовал на основании п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, который предписывает, что защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи… свидетеля и т.д. «По правилам русского языка и по смыслу указанных пункта, части и статьи под словосочетанием “ранее участвовал” следует понимать случаи, когда защитник-адвокат участвовал в качестве судьи… свидетеля и т.д. и лишь после этого вознамерился вступить в производство в качестве защитника, но никак не случаи, когда в рамках уголовного дела, в котором адвокат осуществляет защиту подозреваемого/обвиняемого, следователь допрашивает его в качестве свидетеля», – подчеркивается в жалобе.

Также заявитель сослался на ч. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре, в которой указано, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Положения данной статьи распространяются и на случаи встречи адвоката-защитника со свидетелями, производства их опроса в рамках исполнения поручения на защиту по уголовному делу. В жалобе указано и на то, что в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 56 УПК РФ адвокат не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь, однако такого ходатайства заявлено не было.

По мнению самого Самвела Абрамяна, действия следователя были умышленными, направленными на неправомерный отвод адвоката, а причинами таких действий послужили позиция активной защиты, разоблачение и освещение допускаемых следователями СУ СК России по Республике Коми нарушений федерального законодательства РФ.

Комментируя «АГ» ситуацию, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант отметил, что способ выведения адвоката из дела, в котором он является защитником, путем вызова его на допрос в качестве свидетеля отнюдь не нов. «Собственно говоря, наличие правовых позиций Конституционного Суда и различных рекомендаций о правильном поведении в такой ситуации ведь тоже неслучайно: они сами по себе являются доказательствами актуальности этой проблемы», – добавил он.

По мнению Вадима Клювганта, в рассматриваемом деле действия следователя «отнюдь не блещут оригинальностью», скорее их отличает демонстративно пренебрежительный по отношению к закону характер, причем как к духу закона, так и к его букве.

«Повторять как мантру, что предмет допроса адвоката-защитника “не связан с обстоятельствами, которые ему стали известны в связи с оказанием юридической помощи”, и при этом допрашивать адвоката по тому самому делу, в котором он защитник – такое поведение следователя скорее напоминает откровенную уловку, чем исполнение предписаний закона. Какие такие обстоятельства, не входящие в предмет доказывания по делу, могут быть предметом допроса любого свидетеля по этому же делу, а тем более – допроса адвоката-защитника? Сам по себе допрос о каких-то “иных” обстоятельствах, чем обстоятельства расследуемого дела, уже наводит на мысль о злоупотреблении следователем процессуальными и должностными полномочиями», – заключил заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов.
Как считает Вадим Клювгант, ссылки на то, что «полученные сведения о противоправных действиях адвоката» проверялись путем его допроса в качестве свидетеля по делу, по которому он не обвиняется и не подозревается, а защищает другое лицо, несостоятельны вдвойне: «Во-первых, потому, что нельзя проверять никакое лицо на причастность к противоправным действиям путем его допроса в качестве свидетеля. Свидетель – это процессуально нейтральная фигура, у него не может быть какого-либо собственного интереса в деле. Чего, разумеется, нельзя сказать о лице, чьи противоправные действия проверяются и квалифицируются. Во-вторых, потому, что такую проверку следует вести в отдельном, самостоятельном производстве, которое в отношении адвоката еще и возбуждается в особом процессуальном порядке, с соблюдением дополнительных гарантий».

Он также указал на недопустимость отвода защитника в связи с потенциально возможным возникновением обстоятельств, препятствующих его участию в деле: в данном случае в качестве такого обстоятельства следователем приведено ожидаемое «в ближайшем будущем» соединение уголовных дел: «На момент принятия решения об отводе конфликт интересов или статусов должен быть реально существующим и доказанным, а не предполагаемым».

«То, что в соответствии с прямым предписанием ст. 8 Закона об адвокатуре любое следственное действие в отношении адвоката в связи с его профессиональной деятельностью возможно лишь с разрешения суда, который как раз и должен проверить наличие законных оснований (а не “притянутых за уши” ссылок на что попало), похоже, забыто напрочь. Показательно, что этот довод откровенно проигнорирован как следователем, который честно признался, что “этим предписанием не руководствовался”, так и судом, рассматривавшим жалобу защитника. Объяснение одно – возразить на это совсем нечего», – констатировал Вадим Клювгант, добавив, что формальный подход суда к рассмотрению жалобы и повторение им от своего имени несостоятельной позиции следователя являются очень печальными фактами.

Впрочем, он отметил, что суд добавил и кое-что от себя, разъяснив обвиняемому, лишенному избранного им защитника, что это сделано в его собственных интересах: «А вот доказательства суд оценивать не пожелал, хотя от него вовсе не требовалось оценивать доказательства по существу уголовного дела. Но он мог и, безусловно, должен был надлежащим образом оценить каждый довод жалобы и каждое доказательство, приведенное в его обоснование. К сожалению, такой “конвейерный” подход судов более чем характерен для рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, о чем свидетельствуют и статистика их рассмотрения, и недавняя инициатива председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева о возвращении к идее введения института следственных судей».

В заключение Вадим Клювгант отметил, что пока остается надеяться на то, что апелляционный суд не будет столь же формален, как первая инстанция, и услышит доводы адвоката. «Даже некоторых из них, как представляется, достаточно, чтобы жалоба была удовлетворена, а безосновательно аннулированный следователем статус защитника в деле – восстановлен», – констатировал он.

Первый заместитель председателя комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга, председатель президиума Коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский согласился с тем, что данное дело продолжает привычную порочную практику допроса адвоката в качестве свидетеля, преследуя единственную цель – отвод адвоката от подзащитного.

«Надо констатировать, что суд формально прав. Нормы УПК РФ построены так, что само составление протокола допроса лица как свидетеля (неважно, что и как это лицо во время допроса сообщило, был ли допрос проведен фактически или только заполнены сведения о лице) является основанием для отвода адвоката-защитника. Эту норму, несомненно, надо менять, оценивая не факт, но содержание произведенного допроса. Однако это в будущем, а сегодня формальные нормы не на стороне адвоката, и без признания незаконным самого факта вынесения постановления о вызове защитника на допрос, факта производства допроса, а лучше – признания действий следователя преступными, полагаю, ничего не добиться», – указал Владислав Лапинский.

Также он отметил, что уголовный процесс состоит не только из УПК, но также из специальных норм, содержащихся в иных законах, в данном случае в Законе об адвокатуре, о чем неоднократно напоминал Конституционный Суд РФ.

Адвокат пояснил, что согласно судебному постановлению Самвел Абрамян был допрошен в связи с тем, что он совершил, по мнению следствия, самостоятельное противоправное деяние, а это уже означает, что он вызван для дачи показаний по собственному деянию, а не как свидетель по расследуемому делу. «Его показания по собственному деянию не являются свидетельскими по деянию его подзащитного, а он и не свидетельствовал по уголовному деянию своего подзащитного. Все это суд проигнорировал именно потому, что суду нужна и интересна только формальная сторона – наличие протокола допроса защитника как свидетеля по данному делу», – пояснил первый заместитель председателя комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга.

Владислав Лапинский обратил внимание на типичные ошибки адвокатов в таких ситуациях. «Во-первых, любое решение следователя оформляется постановлением. Было ли вынесено постановление о вызове Самвела Абрамяна на допрос, а если было вынесено, почему оно не было получено и после этого не было обжаловано обвиняемым и его защитником? Мне могут возразить, что был обжалован сам вызов на допрос, но я говорю об обжаловании сути вынесенного постановления, а именно о том, что согласно возможному тексту постановления Самвел Абрамян должен быть вызван на допрос как подозреваемый по им совершенному преступлению, а не как свидетель по делу», – пояснил он, добавив, что после получения повестки адвокатом первое правило – самостоятельно и с помощью органов адвокатской палаты попытаться получить постановление, а в случае его отсутствия обжаловать действия следователя по невынесению процессуального документа.

«Во-вторых, следователь грубо и сознательно нарушил закон, проигнорировав судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия в отношении адвоката. Почему не подано заявления о возбуждении в отношении следователя уголовного дела и, одновременно, о его отводе в соответствии с совершенным преступлением в ходе расследования? Ведь в данном случае, как и всегда, лучший способ защиты – нападение!» – указал Владислав Лапинский.

Говоря о перспективности апелляционной жалобы, он отметил, что, скорее всего, будет получен отказ, но ничего не мешает его обжаловать вплоть до Верховного и Конституционного судов РФ. «А вот если будет получено положительное решение, то это послужит основанием как для пересмотра вынесенного судебного постановления в отношении отвода Самвела Абрамяна, так, возможно, и основного дела», – предположил Владислав Лапинский.

Марина Нагорная

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/sud-ne-nashel-n...priznal-nezakonnymi/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 мес. 3 дн. назад #16339

В КС направлена жалоба на отвод защитника от участия в деле через допрос

В обращении указывается на фактическую невозможность обжаловать на стадии предварительного расследования принудительный привод и допрос защитника в качестве свидетеля

Представитель заявительницы, адвокат Нвер Гаспарян сообщил «АГ», что суды в разных регионах используют аналогичную аргументацию, чтобы отказать адвокатам в удовлетворении жалоб об их незаконных допросах в порядке ст. 125 УПК РФ.

13 марта в Конституционный Суд направлена жалоба адвоката АП Ставропольского края Натальи Гольцевой, которая сообщила о нарушении ее конституционных прав применением ст. 19, 56, 72, 113 и 125 УПК РФ. Обращению в КС предшествовали следующие обстоятельства.

В феврале 2016 г. следователь решил допросить адвоката Наталью Гольцеву по уголовному делу, в котором она участвовала в качестве защитника. Адвокат в связи с этим обратилась в Совет адвокатской палаты с просьбой разъяснить, как действовать в подобной ситуации, и одновременно предложила следователю подождать ответа. Однако тот вынес постановление о принудительном приводе защитника. 11 февраля 2016 г. Наталью Гольцеву допросили, после чего следователь вынес постановление об отводе ее от участия в уголовном деле.

Адвокат обратилась в суд с жалобой на действия следователя в порядке ст. 125 УПК, указав на незаконное проведение ее допроса в качестве свидетеля и на незаконность постановления следователя о ее приводе. Суд постановил оставить жалобу без удовлетворения.

Апелляционная инстанция отменила решение нижестоящего суда, однако при этом апелляция определила прекратить производство по жалобе адвоката. В качестве обоснования суд указал, что незаконный привод и допрос адвоката в качестве свидетеля не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ, а затрагиваемые вопросы могут быть предметом судебного разбирательства в случае рассмотрения уголовного дела по существу. Кассационная инстанция также оставила жалобу без удовлетворения.

Как рассказал «АГ» представитель Натальи Гольцевой, советник ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края Нвер Гаспарян, в своей жалобе она указала, что оспариваемые положения УПК, по ее мнению, не позволяют на стадии предварительного расследования обжаловать в суд процессуальные действия следователя, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, в том числе обжаловать решение о допросе адвоката в качестве свидетеля и о принудительном его приводе с последующим отводом от участия в деле, повлекшее нарушение права обвиняемого на защиту посредством выбранного защитника.
В жалобе адвокат отметила, что указание суда апелляционной инстанции на то, что затрагиваемые вопросы могут быть предметом судебного разбирательства в случае рассмотрения уголовного дела по существу, не может быть реализовано, так как после произведенного допроса в качестве свидетеля заявительница постановлением следователя была отстранена от участия в деле и не могла участвовать в предстоящем судебном разбирательстве, обжаловать допрос, привод и отвод.

В своем обращении Наталья Гольцева сослалась на подп. 5 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, согласно которому адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя. Также она указала, что в соответствии с п. 2 ст. 8 этого закона адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Комментируя ситуацию «АГ», Нвер Гаспарян указал, что знает о существовании аналогичных дел: «Как мне стало известно от коллег, суды и в иных регионах взяли на вооружение вышеприведенную аргументацию и стали отказывать адвокатам в обжаловании незаконных допросов в порядке ст. 125 УПК РФ. Понимая, что такое “прецедентное право” представляет большую опасность для сообщества и противоречит целому ряду статей Конституции РФ, мы обратились в Конституционный Суд».

Стоит отметить, что ранее «АГ» писала об аналогичном отводе защитника от участия в деле в Республике Коми.
Марина Нагорная

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/v-ks-napravlena...-dele-cherez-dopros/

P.s. Полностью поддерживаю позицию адвоката АП Ставропольского края Н. Гольцевой о подаче жалобы в Конституционный Суд РФ. Буду ждать решения по жалобе.

Однако, складывается впечатление, что апелляционная инстанции указывая на то, что затрагиваемые вопросы (привод, допрос адвоката по уголовному делу, вынесение в дальнейшем следователем постановления об отводе адвоката от участия в уголовном деле) могут быть предметом судебного разбирательства в случае рассмотрения уголовного дела по существу лукавят!

Апелляционная инстанция не может не понимать, что адвокат не может реализовать свое право на участие в уголовном деле, так как после произведенного допроса в качестве свидетеля, следователь выносит постановление об отстранении от участия в деле. Адвокат не может в дальнейшем участвовать в предстоящем судебном разбирательстве, обжаловать допрос, привод и отвод.

Возможно, стоит подумать, как дополнительный вариант обратиться с соответствующим заявлением о преступлении в следственное подразделение. Есть в УК РФ статья 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» т.к. складывается опасная, негативная практика со стороны судейского сообщества и на нее, полагаю необходимо реагировать.

Последнее редактирование: 6 мес. 3 дн. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
6 мес. 2 дн. назад #16344

Нарушения при проведении обыска и оформлении протокола из практики

Уважаемые посетители сайта, коллеги! На сайте я неоднократно отвечая на тот или иной вопрос делал ссылку , что являюсь адвокатом коллегии адвокатов «Адвокат» г.Москва. Коллегия адвокатов полагаю, является одной из крупных адвокатских образований в Москве, на настоящий момент работает более 70 адвокатов. Практически нет той отрасли (тематики) или того юридического вопроса на который посетитель не смог бы получить развернутую юридическую консультацию или защиту своих прав в судах Российской Федерации и ЕСПЧ. На сайте коллегии ka-advocat.ru/ для посетителей, адвокатов специально ведутся специализированные тематические разделы. Рекомендую, при всей занятости ознакомиться с размещенной на сайте коллегии статьей: «Сущность нарушений при проведении обыска и оформлении протокола: пример из практики. Статья опубликована в Журнале «Уголовный процесс» №3 за март 2018г. по адресу:
ka-advocat.ru/16-03-18-%D1%81%D1%83%D1%8...0%D0%BE%D0%B2%D0%B5/

P.s.Приглашаю на работу адвокатов в коллегию, прибывших из других регионов, сдавших экзамен, которым присвоен статус адвоката после присяги адвоката.

Обращаю внимание, что каждый кандидат после представления соответствующих документов (перечень опубликован на сайте коллегии) проходит собеседование с председателем коллегии, председателем квалификационной комиссии и окончательное решение принимается на президиуме коллегии. Если есть вопросы или что-то не понятно пишите мне на сайт или позвоните Viber и WhatsApp звонок бесплатный т.к. являюсь членом президиума коллегии, председателем квалификационной комиссии в коллеги адвокатов.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.302 секунд
Rambler's Top100