Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Суд отказал в допуске адвоката в СИЗО на основании несуществующих норм УПК (Сегодня)

Обзор судебных решений и комментарий Истцов по АИЗ адвокатов М. Стрельник и М. Мошко выложены на сайте по адресу:

Topic-icon Вопросы по законности проведения оперативно розыскных мероприятий

Больше
7 мес. 4 нед. назад #15947

Уважаемые посетители сайта. В связи с поступлением различных вопросов связанных с проведением ОРМ в рамках Закона об оперативно-розыскной деятельности, в отношении Обществ, конкретных граждан и адвокатов, принял решение систематизировать поступившие вопросы и ответы, судебную практику, т.к. есть две статьи - пятая ("Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности") и девятая ("Основания и порядок рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий", обжалования действий прокурору, рекомендации специалистов, личный опыт по данной проблеме, которые полагаю, помогут защитить права и свободы гражданина.

Буду признателен всем посетителям, коллегам за представленные в мой адрес процессуальные документы, по данной проблеме, которые выложу на сайте в данном разделе для ознакомления, практического использования в работе. К сожалению, если посмотреть средства массовой информации, отдельные сотрудники Правоохранительных органов нарушают требования Закона об оперативно-розыскной деятельности. Об этом свидетельствуют внесенные требования прокурора, оправдательные приговора, привлечение отдельных должностных лиц к уголовной ответственности.

Пишите на сайт по данной проблеме. С уважением, Н.Чумаченко

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
7 мес. 4 нед. назад #15948

«ПРОСЛУШКА» БЕЗ РЕШЕНИЯ СУДА?
КС РФ разъяснил, требуется ли решение суда по вопросу законности прослушивания телефонных переговоров, если оперативно-розыскные мероприятия завершились до истечения 48 часов с момента их начала


Эксперт пояснил, что такая позиция соответствует логике законодательства об оперативно-розыскной деятельности, однако на практике нарушения прав граждан при проведении ОРМ носят массовый характер.

Осужденная за совершение преступления гражданка П. в своей жалобе, направленной в КС РФ, пыталась оспорить конституционность ч. 3 ст. 8 Закона о проведении оперативно-розыскной деятельности – «Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий». По мнению заявительницы, указанное положение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, допускает возможность проведения ОРМ, ограничивающих конституционное право на тайну телефонных переговоров, без решения суда о законности и обоснованности такого мероприятия.

Из определения Суда следует, что суды первой и апелляционной инстанций отказали адвокату в удовлетворении ходатайства о недопустимости использования в качестве доказательства компакт-диска с записью телефонных переговоров подсудимой. Суды аргументировали свое решение тем, что прослушивание телефонных переговоров проводилось в течение 48 часов на основании постановления следственного органа, с направлением уведомления в адрес областного суда, при этом законом не предусмотрена обязанность суда принимать решение о законности и обоснованности оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых прекращено в течение указанного срока.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ отметил, что, согласно указанному закону, в случаях, которые не терпят отлагательств и могут привести к совершению тяжкого преступления или создать угрозу государству, допускается проведение мероприятий, ограничивающих права граждан на тайну переписки или телефонных переговоров, на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД. При этом в обязательном порядке должно быть получено судебное решение о проведении таких ОРМ в течение 48 часов с момента их начала.

Уточняется, что такие мероприятия, совершаемые в обстоятельствах, не требующих отлагательств, предполагают после обязательного уведомления суда разрешение вопроса об обоснованности ограничения прав граждан.

Согласно Постановлению КС РФ от 9 июня 2011 г. № 12-П, на суд возложен и последующий контроль за действиями и решениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, если эти действия и решения привели к нарушению прав и свобод лиц, в отношении которых проводились оперативно-розыскные мероприятия. А потому вопрос о законности и обоснованности ОРМ, проведенных в условиях, не терпящих отлагательства, может быть разрешен судом и в рамках производства по уголовному делу.

Таким образом, Суд пришел к выводу, что оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Адвокат Виктор Наумов считает, что решение КС РФ вполне соответствует логике законодательства об оперативно-розыскной деятельности, однако, по его словам, на практике нарушения прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий носят массовый характер. «Суд, конечно, может проверить законность проведения ОРМ при производстве по делу, однако происходит это тогда, когда права гражданина уже нарушены, и обычно ни к каким последствиям для оперативников не приводит», – пояснил он.

Старший партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Александр Рязанцев считает, что определение КС РФ исключает опасную лазейку для недобросовестных правоохранителей, которые могут, в целях освобождения себя от необходимости получения судебного решения, искусственно делить во времени длящиеся оперативно-розыскные мероприятия, в частности прослушивание телефонных переговоров. «Например, завершать ОРМ до истечения 48 часов, а потом начинать их заново, как новое мероприятие, на основании нового постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность», – уточнил эксперт.

Отметим, что Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов в проекте ежегодного доклада Президенту РФ указывает на то, что ходатайства о проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий удовлетворяются с вероятностью 99%. Ходатайства о проведении осмотра жилища, обысков в жилищах удовлетворяются с вероятностью 98%. При этом уголовное и административное законодательство не предусматривают ответственность за заведомо незаконное проведение оперативно-розыскных мероприятий, притом что такие нарушения носят распространенный характер.
Олег Баранов

Источник: www.advgazeta.ru/publ/posts/116

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
7 мес. 4 нед. назад #15949

Верховный суд прояснил требования к донесениям от тайных агентов

Верховный суд России напомнил судьям принципиальную вещь: нельзя принимать на веру справки из спецслужб.

Донесения тайных агентов надо тщательно проверять, это аксиома для всех компетентных органов. Можно не сомневаться, что во время своих секретных операций спецслужбы строго соблюдают этот принцип.

Однако когда дело доходит до суда, правоохранители почему-то часто предлагают верить им на слово, мол, информация, добытая в боях на невидимом фронте, - кристальная правда. И требуют полной веры и доверия. А ведь суд не просто должен, он обязан все досконально проверить. Дабы ошибочки не вышло.

Поэтому в свежем обзоре судебной практики Верховный суд страны пояснил, какие требования предъявляются к документам, с результатами оперативно-розыскной деятельности, чтобы их можно было принять как доказательство. Как выяснилось, правила составления таких документов прописаны в совместном приказе МВД России, ФСБ , ФСИН, ФСКН и других органов от 17 апреля 2007 года "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд".

По этой инструкции результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться в виде обобщенного официального сообщения. Либо - в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Как правило, компетентные органы предпочитают представлять обобщенные справки, чтобы не выдать даже случайно явки и пароли. Это разумно.
Однако в результате многие подобные справки выглядят, мягко говоря, голословно. По крайней мере, адвокаты и правозащитники часто жалуются, что проверить утверждения из подобных справок невозможно. Скажем, при рассмотрении ходатайства об аресте, правоохранители любят представлять суду справки, якобы, "по оперативным данным", гражданин А. готовит побег за границу. Или собирается надавить на свидетелей. Откуда взялись такие данные, обвинение обычно не поясняет. Понятно - гостайна. Мол, сведения добыты суперагентом с риском для жизни, так что рассказывать всю правду об этом нельзя еще лет сто. Однако некоторые правозащитники-скептики обычно уверяют, что подобные справки может написать без особых усилий любой опер. Где гарантия, что информация взята не из головы, а честно получена в ходе тайной работы?

Верховный суд России не стал отмахиваться от подобных вопросов. В своем обзоре судебной практики, посвященном рассмотрению дел о наркотиках, он особо остановился на оперативно-розыскных нюансах. Хотя обзор посвящен специфическим делам, разъяснения, безусловно, действительны и для других случаев. Ведь правовые подходы при оценке результатов тайной работы не меняются, идет ли речь о наркотиках, взятках или разбое.

"Согласно пункту 21 инструкции результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств", - пояснил Верховный суд. Такие документы должны содержать в том числе указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также "данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе". Если требования не соблюдены, нарушена процедура или что-то еще, такие доказательства надо признать недопустимыми. В обзоре приведен пример: постановление о проведении "тайной операции" было вынесено 11 марта, а само мероприятие началось на 4 дня раньше - 7-го числа. Явное нарушение, и потому человека оправдали.

Кстати, как сказано в обзоре, значительное количество поступающих в суды уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в сбыте наркотических средств, возбуждается в результате оперативно-розыскных мероприятий. Преимущественно - проверочных закупок.

"В каждом случае, когда в качестве доказательств по уголовному делу используются результаты оперативно- розыскной деятельности (ОРД), суды обязаны оценивать возможность использования результатов данных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу", - напоминает Верховный суд.
Для проведения проверочной закупки требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении кого планируется провести секретную операцию. Эти данные необходимо закрепить, придать им такую процессуальную форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами. А контрольные закупки в отношении какого-либо подозреваемого нельзя проводить до бесконечности без особых на то оснований, авось когда-нибудь он клюнет. Каждый раз операцию надо обосновывать.

Текст: Владислава Куликова, Российская газета - Федеральный выпуск №5877 (204)

Источник: rg.ru/2012/09/05/spravka-site.html

P.s. Уважаемые посетители сайта, прошу внимательно ознакомиться с выложенной статьей и при необходимости использовать в практической работе, при оказании юридической помощи Доверителям-написании жалоб, выступлениях в прениях. Практика, свидетельствует, что отдельные должностные лица допускают нарушения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», забывая, что использование незаконных средств, при этом, не оправдывает благих целей.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
7 мес. 4 нед. назад #15950

Разрешите вас обыскать

Текст: Михаила Фалалеева
Российская газета - Федеральный выпуск №5321 (242)


В МВД издали инструкцию, как проводить проверки коммерческих предприятий.

Так будут ли милиционеры расследовать экономические преступления, то есть заходить с проверками и обысками в фирмы, изымать документы, системные блоки и прочие вещдоки? Или их раз и навсегда отлучат от контроля рынка, как от несвойственной функции?

В МВД корреспонденту "Российской газеты" объяснили, что борьбу милиции с экономическими преступлениями никто не отменял и вряд ли отменит. Даже в широко обсуждаемом законопроекте "О полиции" такого посыла нет. Более того, деятельность милиции на рынках регулируют почти 10 тысяч нормативных актов, различных по своей юридической силе.

Другое дело, что милицейские визиты в коммерческие структуры не должны превращаться в шантаж, вымогательство, рейдерские захваты или "крышевание". Чтобы минимизировать саму возможность возникновения пресловутых коррупционных отношений, в МВД издали специальный документ, который находится в свободном доступе, в том числе в Интернете. Называется он: "Инструкция о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел гласного оперативно-розыскного мероприятия обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств". По сути, здесь впервые четко прописано, как предпринимателю реально защитить себя от милицейского произвола.

Заместитель начальника правового департамента МВД России полковник милиции Иван Соловьев рассказал, что должен знать, понимать и делать каждый предприниматель, к которому пришла милиция с проверкой.

Что важно, действие инструкции не распространяется на территорию жилых помещений, даже если там располагаются офис, врачебный кабинет, клуб.
Милиционеры могут зайти в частное жилище только для предотвращения или раскрытия серьезных криминальных преступлений, преследования преступника, ради спасения чьей-то жизни. Но никак не для того, чтобы посмотреть, например, бухгалтерский отчет. А обследование в ночное время допускается лишь в случаях, не терпящих отлагательства.

Милиция утратила право проводить внепроцессуальные ревизии финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой и налоговой деятельности предприятий. Теперь закон предусматривает более жесткие поводы и порядок оформления милицейских инициатив.

Так, чтобы получить доступ к проверке того или иного бизнеса, сотрудник обязан представить руководителю ОВД мотивированный рапорт. Для этого как минимум он должен иметь правомочие осуществлять оперативно-розыскные действия, заручиться согласием своего непосредственного начальника, располагать сведениями о совершенном, совершаемом или планируемом преступлении.

Следующий этап - один из самых важных. На основании этого мотивированного рапорта руководитель ОВД должен вынести распоряжение, которое является документом строгой отчетности, регистрируется в специальном журнале, имеет номер, дату и выдается оперативному сотруднику под роспись. Поэтому в случае возникновения сомнений в подлинности представленного распоряжения у предпринимателей теперь есть возможность провести сверку всех этих данных. Так как с момента подписания распоряжения руководитель ОВД несет за его законность персональную ответственность, есть надежда, что он не рискнет лишний раз самовольничать.

Сотрудник, который пришел с проверкой в коммерческую структуру, должен предъявить это распоряжение, копия которого отдается проверяемому под роспись.

На что в этом документе надо обратить внимание?

Полковник милиции Иван Соловьев советует прежде всего изучить состав проверяющих лиц. В распоряжении указываются должности, звания, фамилии, имена, отчества всех, кто уполномочен проводить проверку. Предприниматель вправе затребовать их служебные удостоверения, чтобы сверить данные. А если в комиссии вдруг присутствует некто, не предусмотренный директивой, то по требованию представителя бизнеса этот человек обязан удалиться.
Кроме того, должны быть изложены сведения, указывающие на признаки нарушения законодательства, влекущего уголовную ответственность. Они могут быть в форме ссылки на соответствующее постановление должностного лица, поручение дознавателя, следователя, запрос иного правоохранительного органа.

Бизнесмен должен сверить и свои данные. И - самое интересное - изучить цель проведения обследования. В распоряжении должно быть четко прописано полномочие должностных лиц. То есть что они имеют право делать - проводить осмотр, изучить и изъять предметы, в том числе и электронные носители, документы или их копии, имеющие отношение к устанавливаемой противоправной деятельности.

Право на изъятие - всегда самый больной вопрос. Да, при соблюдении всех норм, сотрудник милиции имеет право изымать у хозяйствующего субъекта документы, копии, предметы, материалы и прочие вещи. Но если раньше забиралось все без разбора - "вдруг пригодится", то сегодня такой подход запрещен.

Отныне изъять можно только те документы, предметы и материалы, которые могут дать дополнительную информацию по предполагаемому правонарушению.

Скажем, если предприниматель занимается торговлей фармацевтикой и при этом еще логистикой, издательской и рекламной работой, а компрометирующая информация имеется только относительно реализации фармацевтической продукции, то изыматься может лишь документация, относящаяся исключительно к этому виду деятельности.

Какова процедура изъятия, если сотрудники милиции обнаружили интересующие следствие документы? С таких документов изготавливаются копии, которые заверяются проверяющим и передаются предпринимателю. Об этом обязательно делается запись в протоколе. В случае если копии изготовить на месте невозможно, сотрудник передает документы владельцу в течение пяти дней после изъятия. Если же за этот период времени копии документов так и не были переданы предпринимателю, то в течение трех дней они должны быть направлены ему по юридическому адресу фирмы или месту жительства бизнесмена заказным почтовым отправлением.

Одна из новелл: проверяемый бизнесмен теперь имеет право скопировать информацию, находящуюся на электронных носителях.
А сотрудник обязан дать ему такую возможность. Норма об обязательном копировании всего, что можно скопировать, необходима для того, чтобы обеспечить возможность предпринимателю продолжить свою деятельность. Ведь визит милиции - еще не обвинение, тем более - не судебный приговор. Так зачем же прекращать документооборот и портить деловую репутацию? Кстати, раньше нередко специально организовывались милицейские "наезды", чтобы парализовать работу конкурентов и нанести им максимальный ущерб из-за вынужденного простоя.

В момент милицейского обследования фирмы необходимо присутствие общественных представителей - понятых. Их должно быть не менее двух дееспособных человек. Главное требование к ним - они не должны быть заинтересованы в результатах контрольного мероприятия. То есть не состоять с участниками обследования в родстве, свойстве или служебных отношениях.

Разумеется, при любом изъятии должен составляться протокол в двух экземплярах.

Без дополнительных согласований с компетентными органами сотрудники милиции не могут изымать документы, содержащие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну. А без решения суда - информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях.

Источник: rg.ru/2010/10/26/proverki.html

P.s. Выложенная статья М. Фалалеева, актуальна и в настоящее время. Рекомендую руководителям всех форм собственности прочитать указанную статью. Фактически статья комментирует изданную МВД России «Инструкцию о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел гласного оперативно-розыскного мероприятия обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств", в которой прописано, как предпринимателю реально защитить себя от милицейского произвола.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 мес. 1 нед. назад #16106

ПРАВО НА ЗАЩИТУ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ОРМ

Конституционный Суд напомнил, кому доступна юридическая помощь при производстве оперативно-розыскных мероприятий

Эксперты «АГ» отметили, что на практике часты случаи проведения ОРМ после задержания без участия адвоката, что является нарушением прав и законных интересов задержанного. По мнению одного из экспертов, такая ситуация сложилась из-за отсутствия в Законе об ОРД указания на обязательное обеспечение права на защиту.

Осужденный гражданин обратился в Конституционный Суд с жалобой на не конституционность п. 8 ч. 1 ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности, а также п. 15 ст. 5, ч. 3 ст. 46 и ч. 1 ст. 285 УПК РФ. По его мнению, их положения позволяют проводить гласные ОРМ, в том числе обследование транспортных средств, в отношении лица, находящегося в положении фактически задержанного, без участия защитника и без предоставления указанному лицу права сделать телефонный звонок, а также использовать полученные в результате проведения таких ОРМ сведения при постановлении обвинительного приговора.

КС РФ не принял жалобу к рассмотрению, мотивировав свое решение тем, что проведение ОРМ законом увязывается непосредственно с возникновением, изменением и прекращением уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений на досудебной стадии судопроизводства, когда дело еще не возбуждено либо когда лицо еще не привлечено в качестве обвиняемого, но уже имеется информация, которая должна быть проверена в ходе ОРМ. Как указал Суд, из этого следует, что вопрос об ограничении конституционных прав в подобных случаях подлежит разрешению по общему правилу.

Кроме того, КС РФ напомнил: когда в ходе ОРД обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то оперативно-розыскное мероприятие должно быть прекращено. А лицо, причастное к правонарушению, не может быть задержано в порядке УПК РФ, как не может быть ограничено в праве на квалифицированную юридическую помощь на том основании, что применяемые ограничения не связываются с его преступными действиями.

Также Суд пояснил, что право пользоваться помощью адвоката в таких ситуациях возникает у любого лица, когда ограничение его прав становится реальным и когда управомоченными органами власти в его отношении предприняты меры, реально ограничивающие его свободу и личную неприкосновенность. Кроме того, юридическая помощь адвоката не исключается необходимостью обеспечения режима секретности, соблюдения требований оперативности и конспиративности.

Как прокомментировал адвокат АП Краснодарского края Алексей Иванов, с одной стороны, КС РФ указал, что на основании результатов ОРД возможно подтвердить факт преступления: «Это имеет существенное значение для разрешения вопроса об уголовном преследовании и прямо указывает, что конституционное право пользоваться помощью защитника гарантируется любому лицу, в том числе в отношении которого проводятся ОРМ». С другой же стороны, Суд допустил, что на этой стадии возможно обходиться без защитника, и отказал в рассмотрении жалобы по существу.

Алексей Иванов пояснил, что результаты ОРД нередко используются правоохранительными органами, а затем и судами в качестве решающих доказательств вины граждан, а сбор таких доказательств происходит без возможности реализовать право на защиту. Адвокат считает, что такая ситуация сложилась потому, что в Законе об ОРД не указано на обязательное обеспечение конституционного права на защиту при проведении ОРМ.

«Существующий механизм нередко приводит к злоупотреблениям и обвинительным приговорам. Меня настораживает нежелание КС РФ разобраться в этой ситуации через призму реализации фундаментального права на защиту», – заключил эксперт.

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов считает вопрос доступности и качества квалифицированной юридической помощи при производстве ОРМ актуальным для практики российского правосудия. «Предметы, документы и сведения, полученные оперативными сотрудниками в отсутствие адвоката и четко регламентированной законом процедуры производства ОРМ, зачастую приобретают значение решающих доказательств в деле, которые просто нереально оспорить в суде при помощи традиционных средств уголовно-процессуального доказывания. Жалобы на использование таких «доказательств» встречаются практически в любом деле, основанном на результатах оперативно-розыскных мероприятий», – заметил Артем Осипов.

Комментируя данное определение, эксперт отметил, что применительно к рассматриваемой проблеме Конституционный Суд придерживается правовой позиции, ранее сформулированной им в Постановлении от 27 июня 2000 г. № 11-П. Согласно ей возникновение права на получение помощи адвоката связывается не с приданием лицу того или иного формального статуса, а с фактом ограничения его конституционных прав в ходе проверки подозрения о причастности к преступлению.

В то же время Артем Осипов подчеркнул, что поводов для оптимизма рассматриваемое определение не дает, так как не решает проблемы размытости и лаконизма формулировок Закона об оперативно-розыскной деятельности, не предусматривающих права заинтересованных лиц на получение юридическое помощи. «Нормы отраслевого законодательства (КоАП РФ, УПК РФ), на которые сослался Конституционный Суд, применимы лишь на более позднем этапе и также не содержат критерии оценки степени неотложности оперативных мероприятий, а значит, и допустимости их использования в доказывании в связи с отсутствием доступа к адвокату», – сообщил он.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов обратил внимание на то, что в последние годы Конституционный Суд занял удобную для себя позицию, называя оспариваемые нормы соответствующими Конституции РФ и не оценивая законность совершенных в отношении заявителя действий, предоставляя это суду общей юрисдикции. «Ранее КС РФ все же высказывался по существу доводов, а в настоящее время все чаще ограничивается формальными ответами», – констатировал эксперт. Он добавил, что именно поэтому многие адвокаты теперь относятся скептически к такому инструменту защиты, как обращение в Конституционный Суд.

«В целом же надо признать, что ситуации с проведением после фактического задержания досмотров, осмотров транспортных средств, изъятием предметов без участия адвоката не так уж и редки. На мой взгляд, это является нарушением прав и законных интересов задержанного, в том числе гарантированного ему УПК РФ права на помощь адвоката с момента фактического задержания», – отметил адвокат.

Он указал, что суды обычно смотрят на подобные нарушения сквозь пальцы, объясняя это тем, что задержание и досмотр осуществлялись не в порядке уголовно-процессуального законодательства. «Это неверно, так как надо учитывать, что признакам допустимости отвечают лишь те доказательства, которые соответствуют требованиям к доказательствам, предъявляемым УПК РФ», – полагает Андрей Гривцов.

Виктория Велимирова

Источник: www.advgazeta.ru/newsd/2997

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
2 мес. 4 нед. назад #16118

Сотрудник ФСБ рассказал, как выглядела взятка Улюкаеву
Автор: Ирина Федорова

Замоскворецкий суд Москвы 18 сентября 2017г. провел шестое по счету заседание и допросил сотрудника ФСБ в числе свидетелей по уголовному делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, передает РБК.

Сотрудник ФСБ Алексей Калугин участвовал в задержании министра 14 ноября прошлого года. Он рассказал свою версию произошедшего в тот день, когда Улюкаев якобы взял в офисе "Роснефти" портфель с $2 млн взятки. Перед тем как положить деньги в сумку, специалисты обработали их специальным раствором, который оставлял следы на всех, кто к ним прикасался. Сотрудник ФСБ рассказал, как чиновника поймали с поличным на выходе из офиса "Роснефти":

Мы представились им. Я спросил у Улюкаева, есть ли предметы орудия преступления. В багажнике была обнаружена сумка коричневого цвета и корзина. Когда в ходе осмотра была обнаружена сумка, я задал вопрос, кому она принадлежит. Улюкаев сказал, что не знает, кто положил её в багажник. Я предложил Улюкаеву и водителю обработать руки спецраствором, свечение ультрафиолетом показало красящее вещество на руках Улюкаева и водителя. Я предложил дальнейший осмотр провести в помещении, потому что Улюкаев был одет по-летнему.
Министр отрицал и по-прежнему отрицает свою вину в том, что взял тогда деньги, несмотря на то, что тогда же у него в кармане нашли ключ от портфеля. "Улюкаев сказал, что сумку получил от Сечина, что это подарок от него. Как у него в кармане оказались ключи от этой сумки, он также не пояснял", – рассказал Калугин.

Двадцать пачек были просто без упаковки, а остальные 180 были упакованы в полимерный материал прозрачного цвета. [В пачках были] купюры по $100. Пачки были обвязаны банковской лентой.
Улюкаева задержали и вскоре отправили под домашний арест, где он и находится до сих пор, выходя только на прогулки и заседания суда.

Источник: pravo.ru/news/view/144464/

P.s. Уважаемые посетители сайта, мне постоянно на почту приходят вопросы с целью разъяснения законности проводимых мероприятий оперативными сотрудниками в отношении бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева.

Отвечаю чисто субъективно исходя из практики и опубликованной информации средств массовой информации.
Уголовное дело находиться в производстве Замоскворецкого районного суда г. Москвы, идет судебное следствие, т.е. доказательства представляет сторона обвинения. Бывший министр экономического развития А. Улюкаев вину не признает, показал, что в отношении него совершенна провокация, к судебным заседаниям повышенное внимание средств массой информации.

Во-первых законом проведение ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) в отношении конкретных подозреваемых разрешен. Одновременно, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» исключает провокацию в работе оперативных подразделений. Её задачами являются, в частности, выявление, предупреждение и пресечение преступлений, а также выявление и установление лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших. Достижению этих целей и служит проведение проверочной закупки и оперативного эксперимента.
По этой проблеме есть позиция-ряд решений ЕСПЧ.

ПОРТУГАЛИИ (РЕШЕНИЕ от 9 июня 1998 года 44/1997/828/1034) признал недопустимыми действия полиции, вышедшие за рамки их полномочий и спровоцировавшие совершение преступления, и на этом основании признал нарушение права гражданина на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В частности, в названном решении ЕСПЧ указано, что «должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом (см. Делькур против Бельгия решение от 17 января 1970, серия А № 11 стр. 15 п. 25), который не должен страдать от этого.

Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции, относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств, полученных при помощи провокаций полиции».
Позиция Европейского суда по правам человека в части недопустимости провокаций со стороны сотрудников правоохранительных органов остается неизменной. Так, 13 мая 2004 года Суд объявил приемлемой, жалобу Григория Аркадьевича Ваньян против Российской Федерации (решение по вопросу приемлемости жалобы N 53203/99), в которой обжалуются действия сотрудников милиции, спровоцировавшие совершить преступление в сбыте наркотического вещества.

Говорить сейчас, что в отношении А.Улюкаева была провокация нельзя т.к. надо владеть материалами уголовно дела. Председательствующий (судья) сейчас впитывает- исследует доказательства стороны обвинения (прокурора), затем будут представляться доказательства стороны защиты А.Улюкаева, поэтому никакие доказательства нельзя сейчас считать приоритетными, т.к. любое доказательство председательствующий может признать недопустимым.

Например, в статье автор указывает, что в кармане А.Улюкаева нашли ключ от портфеля с деньгами. Для меня, очевидно, что если указанный факт был то он был в рамках личного обыска и должен был проведен на основании требований ст.ст. 93, 184 УПК РФ. Адвокаты должны внимательно изучить документы задержания.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, если получены в соответствии с требованиями Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", использоваться в доказывании по уголовным делам согласно положениям уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Статья 89 УПК РФ запрещает использование в процессе доказывания результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам данным Кодексом.

Время покажет.

Последнее редактирование: 2 мес. 4 нед. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.212 секунд
Rambler's Top100