Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Комиссия Совета адвокатской палаты г.Москвы рекомендовала защитникам не приходить по вызову следователя (12 окт 2019)

Адвокатская палата г. Москвы обратилась в Генеральную прокуратуру России и Следственный комитет России по поводу вызова защитников на допрос в качестве свидетелей

Позиция Комиссии по защите прав адвокатов выложена на сайте по адресу:

Topic-icon Судебная практика. Рассмотрение обращений

Больше
1 год 11 мес. назад #16151

Конституционный Суд разъяснил, на какие случаи не может распространяться требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката

Комментируя определение КС РФ, адвокаты согласились, что проблема несвоевременного предоставления защитника подозреваемому после его задержания является правоприменительной. Вместе с тем один из них указал, что Конституционный Суд мог попытаться решить этот и связанные с ним вопросы, но в очередной раз уклонился от этого.

Конституционный Суд опубликовал определение по жалобе на неконституционность подп. «а» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ «Защитник», согласно которому защитник участвует в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных ст. 91 и 92 Кодекса, а также п. 1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ «Доказательства», указывающего, что в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого или обвиняемого.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, поскольку не предусматривают обязанность должностных лиц органов дознания и предварительного следствия предоставлять защитника с момента фактического, а не процессуального задержания и проводить осмотр места происшествия, получать явку с повинной с участием адвоката, а также позволяют использовать полученные без участия защитника протоколы осмотра места происшествия и явки с повинной в качестве доказательств обвинения.

КС РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Он указал, что вопреки утверждениям заявителя ст. 49 УПК РФ прямо закрепляет, что защитник участвует в уголовном деле с момента фактического задержания подозреваемого в совершении преступления в случаях, предусмотренных ст. 91 и 92 Кодекса, а также применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу.

Также КС РФ указал, что по смыслу ст. 157, 164, 165, 176, 182 и 183 УПК РФ требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей лицом показаний, подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления об этом ввиду угрозы уничтожения доказательств.

Касательно вопроса о неконституционности п. 1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ Суд лишь указал, его оспариваемая норма не регламентирует доказательственное значение протоколов осмотра места происшествия и явки с повинной.

Комментируя отказное определение, адвокат АП Омской области Евгений Забуга отметил, что логика КС РФ понятна, так как ст. 49 УПК РФ действительно связывает участие защитника в уголовном деле с моментом фактического задержания подозреваемого. Поэтому с точки зрения соответствия Конституции РФ рассматриваемая норма уголовно-процессуального закона состоятельна.

«Однако, прочитав определение Суда, любой адвокат поймет мысль заявителя. Эта мысль лежит в сфере “оперативной работыˮ с лицами после их фактического задержания с целью получения максимально возможных результатов (явка с повинной, иное документирование признания вины, облегчающее дальнейшую работу). И при такой работе, как правило, должностные лица правоохранительных органов меньше всего думают о правах человека и существовании УПК РФ», – отметил он. Евгений Забуга добавил, что в очередной раз приходится констатировать: проблема заключается в правоприменении.

Партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов более критично отнесся к лаконичности определения: «Позиция КС РФ носит стандартный для последнего времени уклончивый характер. Конституционный Суд уже привычно заявляет, что не занимается оценкой конкретных нарушений, допущенных по уголовному делу, а оспариваемые нормы основному закону государства не противоречат».

Говоря об актуальности поднятой в жалобе проблемы, Андрей Гривцов отметил, что не может припомнить ни одного случая на практике, когда бы защитник участвовал в деле с момента фактического задержания, а не с момента составления следователем протокола задержания. «Более того, часто с фактически задержанным проводятся следственные действия, например осмотр места происшествия, без участия защитника, и в дальнейшем протоколы таких следственных действий недопустимыми доказательствами не признаются. КС РФ мог бы попробовать решить данную проблему, однако в очередной раз уклонился от этого», – заключил Андрей Гривцов.

Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов добавил к этому, что проблема несвоевременного допуска защитника будет до тех пор актуальной, пока представители следственных органов «не начнут уважать закон и неукоснительно соблюдать права граждан». «Приходится констатировать, что современные следователи этих принципов не придерживаются. Закрытость и бюрократизация предварительного следствия этому только способствуют. Современные реалии требуют изменений и реорганизации следствия в институт, приближенный к непосредственному судопроизводству», – считает адвокат.

Он добавил, что в этом вопросе полезно будет обратиться к опыту судебной реформы 1864 г. «Только модернизированный судебный следователь, не отягощенный излишним ведомственным контролем и бумажно-палочной схемой работы, способен повернуться лицом к закону и быть независимой фигурой, для которой приоритетным будет максимальное соблюдение прав других участников уголовного судопроизводства. В противном случае воз избитых проблем следствия так и будет тормозить реформационные новшества уголовного судопроизводства», – подчеркнул Игорь Бушманов.

Источник: www.advgazeta.ru/newsd/3165

P.s. Поддерживаю коллег, вопрос остался Конституционным Судом России не решенным о привлечении адвоката-защитника с момента задержания и проведения следственных действий. Практика показывает, что наибольшее количество нарушений прав задержанного следователями (дознавателями) допускается в первые часы задержания гражданина, а не с момента оформления задержанного в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ или применения к гражданину в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу. Полагаю, что данная проблема на принятом судебном решении не успокоит адвокатское сообщество, будут обращения повторные в Конституционный СУД России, ЕСПЧ.

С полным текстом Определения Конституционного Суда России можно ознакомиться по адресу: doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision290012.pdf

Последнее редактирование: 1 год 11 мес. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 год 11 мес. назад #16191

Конституционный суд пресек прокурорский произвол

Конституционный суд огласил постановление по жалобе Максима Бондаренко, который с 2007 по 2017 год находится в постоянных судебных тяжбах с государством. КС на его примере выявил, что некоторые положения Уголовно-процессуального кодекса противоречат основному закону.

Максим Бондаренко с середины 2007 года был подозреваемым по уголовному делу о кредитном мошенничестве. Сначала Октябрьский районный суд Краснодара вынес ему оправдательный приговор, который позднее отменил Краснодарский краевой суд и отправил дело на новое рассмотрение, а затем следствие прекратило уголовное преследование за отсутствием состава преступления. За Бондаренко признали право на реабилитацию. Он обратился в суды с двумя заявлениями в рамках уголовного и одним заявлением в рамках гражданского судопроизводства о возмещении материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Впрочем, Бондаренко до сих пор не смог добиться возмещения – прокурор несколько раз возобновлял уголовное преследование, в связи с чем основания для реабилитации отпадали. Это и послужило поводом для обращения в КС с жалобой, в которой Бондаренко пытается признать несоответствующими основному закону ряд положений УПК.

Конституционный суд напомнил – возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, гарантируется конституционной обязанностью государства обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Суд пришел к выводу, что положения ч. 1 ст. 214 УПК противоречат Конституции, так как позволяют прокурору в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты. КС поручил законодателю внести соответствующие изменения в данную статью, при этом не исключая возможность отмены принятого постановления о прекращении уголовного дела.

На период, пока соответствующие изменения не будут внесены, Конституционный суд ввел временный порядок отмены постановления о прекращении уголовного дела – она допускается в срок, не превышающий одного года со дня вынесения такого постановления. Через год постановление может быть отменено только судом по заявлению прокурора или потерпевшего с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, возможности участия в судебном заседании.

В других положениях УПК, оспоренных Бондаренко, – об участии прокурора в процессе о возмещении вреда, о принесении прокурором извинений за уголовное преследование – суд противоречий основному закону не нашел. Впрочем, КС постановил пересмотреть правоприменительные решения в отношении Бондаренко с учетом настоящего постановления.

Источник: pravo.ru/news/view/145817/?cl=DT

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 мес. 5 дн. назад #16585

КС РФ: организация не может оспаривать обстоятельства, установленные ранее без ее участия при рассмотрении судом уголовного дела против ее сотрудника
5 июля 2019

Конституционный Суд Российской Федерации отказался принимать жалобу медцентра на неконституционность ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса (о преюдиции обстоятельств, установленных приговором суда) и п. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса (о возмещении работодателем вреда, причиненного его работником).

Поводом к обращению в КС РФ послужила следующая процессуальная ситуация:
• ранее, вступившим в законную силу приговором суда, была установлена вина работника медцентра в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей;
• разумеется, медцентр в рассмотрении данного уголовного дела не участвовал (оно расследовалось и было окончено постановлением приговора в отношении исключительно осужденного работника);
• в дальнейшем потерпевшие выиграли у медцентра гражданское дело о возмещении морального вреда, причиненного вследствие действий осужденного работника;
• при рассмотрении данного гражданского дела медцентр не мог спорить с истцами по вопросам факта ненадлежащего исполнения обязанностей, причем именно осужденным сотрудником, ведь в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (Определение КС РФ от 29 мая 2019 г. № 1394-О).
Таким образом, медицинский центр счел, что ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ противоречит:
• во-первых, обязательность приговора суда по уголовному делу, к участию в котором работодатель не был привлечен в качестве гражданского ответчика, для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий осужденного работника, гражданскую ответственность за действия которого несет работодатель,
• а во-вторых, отсутствие у работодателя права самостоятельно (независимо от работника и занятой им позиции) оспаривать факт причинения работником вреда при исполнении трудовых, служебных, должностных обязанностей и доказывать свою невиновность в причинении этого вреда.

Однако КС РФ отказал в принятии заявлении, потому что:
• ч. 4 ст. 61 ГПК РФ о преюдиции приговора не препятствует заявителю защищать свои права и законные интересы, отстаивать свою позицию в рамках гражданского судопроизводства в полном объеме на основе принципов состязательности и равноправия сторон и не может расцениваться как нарушающая его конституционные права в указанном им аспекте,
• абз. 1 п. 1 ст. 1068 ГК РФ (о возмещении вреда работодателем) направлено на обеспечение баланса прав работодателя, его работника как непосредственного причинителя вреда при исполнении возложенных на него работодателем обязанностей, а также потерпевшего лица и не может рассматриваться как нарушающее указанные в жалобе конституционные права заявителя.
Источник: www.garant.ru/news/1281008/

P.s. Определение КС РФ от 29 мая 2019 г. № 1394-О) выложено по адресу: base.garant.ru/72273580/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.231 секунд
Rambler's Top100