Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Изменения в правила возврата водительского удостоверения после утраты оснований прекращения действия права на управление транспортными (Вчера)

С обзором и текстом Постановления Правительства РФ от 10 октября 2018 г. N 1210 "О внесении изменений в Правила возврата водительского удостоверения после утраты оснований прекращения действия права на управление транспортными средствами посетители сайта могут ознакомиться по адресу:

Topic-icon Можно ли добиться оправдательного приговора

Больше
1 год 7 мес. назад #13893

Факты, установленные в ходе рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не должны приниматься в других судах без проверки

Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев в ходе семинара-совещания председателей судов, напомнил, что приговоры, вынесенные в особом порядке судопроизводства, не могут иметь преюдициального значения, иными словами: факты, установленные в ходе рассмотрения дела в особом порядке, не должны приниматься в других судах без проверки (ст. 90 УПК РФ).

Констатируется, что суды часто допускают ошибки, связанные с оценкой материалов подобных уголовных дел и придают преюдициальное значение таким приговорам. Иногда даже, по словам эксперта, искусственно выделяются дела в отношении некоторых лиц, затем рассматриваются в особом порядке и факты, установленные в ходе их рассмотрения, используются как доказательства, не требующие проверки и подтверждения в другом суде.

Источник: www.garant.ru/news/1094935/

Последнее редактирование: 1 год 7 мес. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
7 мес. 1 нед. назад #16329

Адвокат по назначению добился частичного оправдания виновника ДТП

В Белгородской области защитник, назначенный следователем, добился признания доказательств стороны обвинения ненадлежащими

Адвокат Евгений Журавлёв, защищавший осужденного, рассказал «АГ», что самым сложным в деле было добиться не снятия одной части обвинений и переквалификации другой, а доверия со стороны самого подзащитного, который «утратил веру в правосудие, хотел признать себя полностью виновным в инкриминируемых ему преступлениях и желал, чтобы его дело было рассмотрено в особом порядке».

26 февраля 2018 г. судебной коллегией по гражданским делам Белгородского областного суда был оставлен без изменения приговор в отношении Б., по вине которого произошло ДТП с летальным исходом, которым тот был частично оправдан.

Адвокат АП Белгородской области Евгений Журавлёв, назначенный следователем в качестве защитника Б., рассказал «АГ», как ему удалось добиться частичного оправдания.

В декабре 2016 г. по вине Б., грубо нарушившего ПДД, произошла авария, на момент которой он уже был подвергнут административному наказанию за вождение в нетрезвом виде. Последствиями ДТП стала смерть его пассажира и тяжелые травмы водителя во второй машине. Сам Б. в результате столкновения получил третью группу инвалидности.

Ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ. Государственный обвинитель просил суд по совокупности преступлений назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы. В качестве доказательств по делу обвинение приобщило к делу справку о том, что в крови Б. был обнаружен этиловый спирт в количестве 1,9 г/л. Кроме того, все свидетели указали на то, что водитель в момент аварии был нетрезв. Сам Б. не отрицал, что распивал спиртные напитки. Однако вину в инкриминируемых ему преступлениях он не признавал полностью.

Защитнику по назначению Евгению Журавлёву удалось добиться полного оправдания подсудимого по ст. 264.1 УК РФ и переквалификации его действий с ч. 4 ст. 264 УК РФ на ч. 3 ст. 263 УК РФ.

Евгений Журавлёв рассказал «АГ», что линия защиты основывалась на примечаниях к ст. 264 УК РФ: «Из них следует, что действия моего подзащитного не могли быть квалифицированы по ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения и находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека) и по ст. 264.1 УК РФ (управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения)».

Адвокат пояснил, что ему удалось доказать отсутствие доказательств нахождения Б. в состоянии опьянения в момент ДТП. «Для квалификации действий моего подзащитного по вышеуказанным составам стороне обвинения необходимо было иметь в наличии либо медицинское освидетельствование, в котором было бы указано, что количество этилового спирта у него в организме превышает количество спирта, равное 0,16 мг на 1 л выдыхаемого воздуха, как велит нам примечание к ст. 12.8 КоАП РФ, либо доказательства отказа от медицинского освидетельствования», – пояснил Евгений Журавлёв.

Однако в данном случае медицинское освидетельствование не проводилось. При этом сам Б. не отказывался в установленном законом порядке от его проведения, так как был госпитализирован сразу после ДТП. Сторона обвинения представила суду лишь справку о том, что в 1 л крови мужчины имелся этиловый спирт в концентрации 1,9 г/л, полученную по запросу следователя из больницы, куда Б. был доставлен после происшествия. Кроме того, сторона обвинения ссылалась и на показания многочисленных свидетелей, которые указывали, что Б. употреблял спиртное до того, как сел за руль, чего он и сам не отрицал. «Но все эти доказательства нельзя было назвать надлежащими и достоверно подтверждающими факт нахождения моего подзащитного в состоянии опьянения в силу императивных требований примечания к ст. 264 УК РФ», – констатировал адвокат.

В результате 19 декабря 2017 г. суд вынес приговор, которым признал Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ, и назначил ему наказание в виде 4 лет и 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима и лишением права на управление ТС на 3 года. При этом суд полностью оправдал Б. по ст. 264.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления и признал за ним право на реабилитацию. Апелляционная инстанция оставила приговор без изменения.

Защитник также отметил то, что оказалось самым сложным для него по этому делу. «Самым трудным, пожалуй, было добиться доверия моего подзащитного, так как я защищал его по назначению следователя в порядке ст. 51 УПК РФ. Изначально мой подзащитный, как человек ранее судимый и утративший веру в правосудие, хотел признать себя полностью виновным в инкриминируемых ему преступлениях и желал, чтобы его дело было рассмотрено в особом порядке. Но мне удалось довести до него свое мнение по делу, с которым он впоследствии полностью согласился и вину в инкриминируемых ему эпизодах преступления не признал в полном объеме», – рассказал Евгений Журавлёв.
Виктория Велимирова

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/advokat-po-nazn...aniya-vinovnika-dtp/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 мес. 5 дн. назад #16423

Президиум ВС на 10 месяцев снизил срок осужденному на 21 год после решения ЕСПЧ

Одновременно с этим по одному из эпизодов дело направлено на новое рассмотрение с участием присяжных заседателей
11 Июля 2018

Адвокат заявителя Дмитрий Аграновский в комментарии «АГ» отметил, что законодательство РФ никак не регламентирует практику реализации таких решений ЕСПЧ. При этом, по его мнению, Президиум ВС РФ подошел к вопросу формально и фактически дезавуировал решение Европейского Суда.

Президиум Верховного Суда опубликовал Постановление от 6 июня по делу № 33-П18, которым возобновил производство по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении Евгения Сяркевича в связи с вынесением ЕСПЧ решенияпо его жалобе.

В 2006 г. Евгений Сяркевич был признан присяжными виновным в совершении ряда преступлений, а также в похищении и организации преступной группы. Европейский Суд признал, что приговор является частично незаконным, и посчитал, что необходимо восстановить положение, в котором он был бы, если бы его право не было нарушено.

3 апреля 2003 г. Евгений Сяркевич был задержан в своей квартире, при нем находилось незарегистрированное огнестрельное оружие, а в гардеробе были обнаружены четыре человека со следами избиений. На следующий день его поместили в СИЗО и уже через неделю предъявили обвинение в совершении ряда преступлений, включая организацию и руководство преступной группой, похищении, мошенничестве, а также незаконном владении огнестрельным оружием.

Содержание Сяркевича под стражей продлевалось 13 раз вплоть до осуждения. Суды ссылались на особую тяжесть и количество обвинений, выдвинутых против него, а также на сложность расследования уголовного дела и возникшие трудности у суда присяжных. Евгению Сяркевичу было отказано в освобождении под залог, а апелляционные жалобы оставлены без удовлетворения.

На момент рассмотрения дела Сяркевича в 2006 г. его сообщник К., который дал показания против него, умер, а потерпевший Л. не смог приехать на судебное заседание, так как заболел. Стоит отметить, что К. участвовал в совершении преступления против Л. Несмотря на возражения Евгения Сяркевича, суд удовлетворил ходатайство стороны обвинения и разрешил зачитать показания отсутствующих. Кроме того, были оглашены показания еще одного потерпевшего П.

В итоге Сяркевич, дело которого рассматривал суд присяжных, был признан виновным и ему назначили наказание в виде лишения свободы на 21 год. Верховный Суд оставил это решение в силе, указав, что в данном случае причины отсутствия свидетелей в заседании были экстраординарными.

Евгений Сяркевич подал жалобу в ЕСПЧ, в которой указал на нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, полагая, что срок нахождения в СИЗО был чрезмерно длинным и необоснованным. Заявитель также жаловался на нарушение ч. 1 и 3 ст. 6 Конвенции в связи с тем, что в суде были зачитаны показания потерпевших и сообщника, не принимающих участия в заседании.

Правительство утверждало, что содержание заявителя под стражей было оправдано подозрением в его причастности к ряду особо тяжких насильственных преступлений, а также его личностью, связью с криминальным миром и другими обстоятельствами. Европейский Суд согласился с тем, что, так как один из сообщников Сяркевича был найден мертвым, а некоторые находились на свободе и он мог оказать на них и на свидетелей давление, его нахождение в СИЗО было оправданным.

В возражениях на жалобу в части оглашения показаний Правительство РФ утверждало, что причина неявки К., Л. и П. была особенной, кроме того, их показания не были ни единственными, ни решающими для осуждения Евгения Сяркевича, так как они были подтверждены другими доказательствами, в том числе показаниями других потерпевших и свидетелей, которые были заслушаны в судебном заседании.

ЕСПЧ согласился с мнением Правительства в отношении показаний потерпевшего П., но при этом Суд указал, что К. и Л. были единственными очевидцами, подтверждающими причастность заявителя к преступлению против Л. Их заявления были, таким образом, единственным и решающим доказательством, на котором была основана соответствующая часть обвинительного приговора.

Суд также отметил, что К. дал показания, когда имел статус сообщника заявителя, в связи с чем их следовало оценивать особенно, так как положение, в котором находится подельник, отличается от положения обычных свидетелей. ЕСПЧ пояснил, что показания не были даны под присягой и К. мог избежать наказания за дачу ложных показаний. Европейский Суд посчитал, что отсутствие возможности для заявителя оспорить показания К. и Л. послужило причиной вынесения несправедливого приговора.

Евгений Сяркевич просил более 1,5 млн евро в качестве компенсации морального вреда, однако ЕСПЧ посчитал, что необходимо восстановить положение, в котором он находился до момента нарушения его права, и отказал в возмещении.

Адвокат заявителя Дмитрий Аграновский обратился в ВС РФ с заявлением о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Евгения Сяркевича ввиду новых обстоятельств – решения ЕСПЧ. Президиум ВС РФ согласился с мнением Европейского Суда и вынес решение об отмене приговора в части преступлений, совершенных в отношении Л., и направил дело на новое рассмотрение в этой части.

Кроме того, Президиум ВС постановил переквалифицировать действия Сяркевича с подп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК на подп. «а», «б» ч. 3 ст. 162 УК в редакции от 13 июня 1996 г., а также с подп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на аналогичные, но в также в редакции Кодекса от 13 июня 1996 г., действовавшей на момент совершения преступлений, поскольку уголовный закон, действовавший в момент рассмотрения дела и примененный судом, не улучшал положения осужденного. В связи с этим ВС постановил снизить срок заключения осужденного на 10 месяцев.

По словам Дмитрия Аграновского, именно на показаниях Л. и К. строилось все обвинение Сяркевича в совершенных преступлениях. «При этом Президиум ВС в остальной части назначил наказание в виде 20 лет. То есть вопрос, вокруг которого будет рассмотрение, – это 10 месяцев. Теоретически, если его оправдают, срок будет снижен на 10 месяцев. Если признают виновным, срок наказания тоже будет снижен на это же время, потому что истек срок давности», – указал защитник.

При этом он добавил, что фактически это форма невыполнения решения ЕСПЧ. «Если Сяркевич не будет против, я обращусь в Комитет министров и укажу, что решение ЕСПЧ не выполнено, потому что отменять самый серьезный эпизод и снижать срок с 20 лет и 10 месяцев до 20 лет – это фактически ничего», – пояснил Дмитрий Аграновский.

Адвокат также отметил, что законодательство РФ никак не регламентирует практику реализации таких решений ЕСПЧ. «Нигде не указано, как должно складываться наказание. Например, если есть три эпизода, их можно сложить произвольным образом. При этом при возобновлении производства в связи с решением ЕСПЧ можно от приговора отщипнуть несколько лет, а можно – несколько месяцев. То есть, на мой взгляд, Президиум ВС, формально удовлетворив наше ходатайство и ходатайство председателя ВС РФ, фактически дезавуировал решение ЕСПЧ», – указал Дмитрий Аграновский.

По мнению защитника, для осужденного, который долгие годы ждал решения ЕСПЧ, сокращение срока на 10 месяцев – очень мало: «Если самый серьезный эпизод признается незаконным, то и наказание должно снижаться пропорционально».
Марина Нагорная

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/prezidium-vs-na...sle-resheniya-espch/

P.s. Уважаемые посетители, неоднократно отвечая на тот или иной вопрос подчеркивал, что Доверителю необходимо верить выбранному адвокату. И работать с ним, самое трудное убедить, Доверителя, что добиться успехов, а защите своего подзащитного можно, но не сразу. Всегда привожу пример: «Ребенок рождается после 9 месяцев» и за месяц, год бывает невозможно добиться справедливого судебного решения.

Если кому-то не понятно решение ЕСПЧ или необходима дополнительная юридическая консультация, юридическая помощь по указанной проблеме пишите мне на сайт или позвоните Viber и WhatsApp звонок бесплатный.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 мес. 3 нед. назад #16448

Адвокаты добились оправдательного приговора на основании заключения судмедэкспертизы

Суд не нашел причинно-следственной связи между действиями обвиняемого и смертью потерпевшего во время массовой драки
20 Августа 2018

Адвокаты Андрей Виллонен и Сергей Платонов уверены, что именно квалифицированная работа судебно-медицинского эксперта помогла им убедить суд в несостоятельности доводов обвинения. Защитники подчеркивают, что внимательность эксперта позволила выявить заболевание, наличие которого фактически определило исход дела.

2 августа Яковлевский районный суд Белгородской области оправдал молодого человека, обвиняемого в причинении смерти по неосторожности.
Как пояснила «АГ» сторона защиты, в июне прошлого года в парке культуры и отдыха г. Строитель Белгородской области произошла драка с участием группы молодых людей, в результате которой один из них скончался в больнице. Органы следствия обвинили другого участника потасовки в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, затем постановлением старшего следователя преследование по этой статье прекратили с продолжением обвинения за побои. Однако прокурор отменил постановление старшего следователя и вернул дело на дополнительное следствие: сторона обвинения пришла к выводу о квалификации действий по ч. 1 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

Как следует из приговора, предоставленного в распоряжение «АГ», по делу было проведено три судебно-медицинских экспертизы, результаты которых выявили у потерпевшего аномалию развития сосудов головного мозга. Причиной смерти явилось обширное кровоизлияние, которое вызвало повреждение больных сосудов. При этом, по мнению экспертов, болезненные процессы сформировались задолго до конфликтной ситуации и, хотя не проявлялись никакими внешними симптомами, создавали постоянную угрозу возникновения внутричерепного кровоизлияния. Провоцирующими могли стать различные факторы: физическое перенапряжение, эмоциональное возбуждение, легкая травма головы, острые инфекционные заболевания и прочее, в том числе удар кулаком в область головы.

Органы следствия, не отрицая выводов судмедэкспертов, настаивали на том, что именно преступные действия обвиняемого спровоцировали развитие смертельных процессов: по их мнению, он нанес не менее девяти травматических воздействий, которые катализировали развитие болезни.
Потерпевшие – родители погибшего – поясняли, что сын вел активный образ жизни, занимался автомотоспортом и танцами, у него никогда не было проблем с сосудами либо с состоянием здоровья. По мнению матери, именно в результате преступных действий обвиняемого наступила смерть сына.

Подсудимый вину не признал, однако не отрицал своего участия в драке: добровольно рассказал об обстоятельствах произошедшего; показал, где именно и как он нанес удар потерпевшему, утверждая, что за незначительной силы ударом в челюсть последовал толчок, в результате которого потерпевший просто упал на асфальт.

Сторона защиты настаивала, что обвинение необоснованно и не соответствует обстоятельствам и материалам уголовного дела.
Во-первых, предварительным и судебным следствием установлено, что никто из участников драки не видел кто, где, как и сколько раз наносил удары потерпевшему, а также как именно потерпевший падал на асфальт.

Во-вторых, причиной развития заболевания, которое обнаружилось в ходе экспертизы, могло быть как механическое воздействие в область головы (при ударе или при падении), так и другие факторы – психическое и физическое перенапряжение в момент драки, острые инфекционные заболевания и прочее. Однозначно определить единственную причину реализации кровоизлияния из патологически измененных сосудов определить невозможно.

В-третьих, исходя из обстоятельств драки, обвиняемый в момент нанесения ударов находился в состоянии необходимой обороны, в связи с чем уголовной ответственности не подлежит.

Защита подчеркнула, что в ходе следствия не получено доказательств того, что обвиняемый ввязался в драку из-за личных неприязненных отношений. Наоборот, инициатором драки он не являлся, а принимал меры к предотвращению конфликта.

Адвокаты также обратили внимание на положительную характеристику личности обвиняемого, указав на правдивость данных им показаний на стадии предварительного следствия.

Суд оценил результаты судебно-медицинских экспертиз, согласившись с выводами о причинах наступления смерти. Сославшись на отсутствие доказательств, суд не принял во внимание доводы обвинения о том, что выявленное заболевание сосудов головного мозга не проявлялось в прижизненный период потерпевшего, хотя он вел активный образ жизни. Доводы родителей об отсутствии проблем со здоровьем и занятиях спортом суд также оставил без внимания, поскольку ни потерпевшими, ни их представителем, ни государственным обвинителем не представлено доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства.

Версию стороны обвинения о том, что именно подсудимый умышленно нанес не менее девяти травматических воздействий, суд назвал ошибочной: в ходе судебного следствия из показаний подсудимого установлено, что он применил только два травматических воздействия, других доказательств, каким именно образом и кем были причинены еще семь травматических воздействий, не представлено.

Суд посчитал, что подсудимый даже при необходимой внимательности не мог предвидеть, что у потерпевшего имелось заболевание головного мозга, а тем более что в результате любого воздействия у него может произойти разрыв болезненно измененных кровеносных сосудов.
С учетом представленных в дело доказательств суд посчитал, что действия подсудимого не находятся в причинно-следственной связи с причинением смерти потерпевшему, а потому состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности, отсутствует. «В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого», – заключил суд, указав, что «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

Сторона защиты пояснила «АГ», что ключевых моментов в деле три.

Во-первых, качественная работа судебно-медицинского эксперта, который обратил внимание на нехарактерное для травматического воздействия кровоизлияние и провел дополнительное гистологическое исследование. Оно фактически определило исход дела, указав на врожденное заболевание сосудов головного мозга.

Во-вторых, обстоятельства исследованных судом событий массовой драки: никто из очевидцев не указал на обвиняемого как на лицо, наносившее удары потерпевшему и причинившее какие-либо телесные повреждения.

В-третьих, признательные показания подозреваемого: фактически на них строилась позиция обвинения. «Последовательные показания, данные в рамках согласованной с адвокатом позиции, помогли сформировать у суда мнение о невиновности обвиняемого. Это важно, поскольку такие показания имеют значение при проверке и оценке судом доказательств», – пояснили адвокаты.

А вот история с переквалификацией состава преступления, по мнению защитников, демонстрирует системную проблему. «В данном случае сотрудники СК РФ приняли на себя ответственность, дав правильную квалификацию действиям обвиняемого по ч. 1 ст. 116 УПК. Но поскольку дело на первоначальном этапе имело сильный общественный резонанс, сотрудники прокуратуры, опасаясь многочисленных жалоб со стороны потерпевших, приняли решение об отмене этого постановления, вернув дело в СК. В итоге дело было направлено в суд по ч. 1 ст. 109 УК РФ, – пояснил он. – Последний не испугался ни общественного мнения, ни ответственности, ни показателей и негативной статистики и взял на себя ответственность, приняв единственное верное в данном случае решение».

Андрей Виллонен и Сергей Платонов полагают, что решение будет обжаловано как прокуратурой, так и потерпевшими, активная позиция которых о виновности подсудимого позволяет сделать такой вывод.

Оперативный комментарий от государственного обвинителя редакции «АГ» получить не удалось.
Елена Зубова

Источник: www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-dobili...tsinskoy-ekspertizy/
P.s. Уважаемые посетители сайта, еще раз на примере выложенной статьи хочу обратить внимание, что изначально надо верить выбранному адвокату (там).

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
1 нед. 5 дн. назад #16467

Средства ФСБ провели по особо тяжкой статье

Махинации в Фондсервисбанке следствие оценило в 7,5 млрд рублей
Газета "Коммерсантъ" №178 от 01.10.2018, стр. 4 автор: Владислав Трифонов

Как стало известно “Ъ”, следственный департамент МВД завершил расследование обстоятельств хищения 7,5 млрд руб. в Фондсервисбанке (ФСБ), основным клиентом которого долгое время был «Роскосмос». 12 фигурантов, среди которых бывшие владелец и руководитель банка Александр Воловник и первый вице-президент Петр Ладонщиков, обвиняются организации преступного сообщества и участии в нем, а также в особо крупном мошенничестве. Сами обвиняемые отрицают причастность к незаконным операциям, настаивая на том, что в банке не существовало никаких криминальных схем вывода активов, а те действия банкиров, которые следствие считает преступными, соответствовали их служебным обязанностям.

После завершения следственных действий по делу Фондсервисбанка материалы расследования составили порядка 200 томов. Фигурантам дела предъявлены обвинения по особо тяжкой ст. 210 (организация преступного сообщества и участие в нем с использованием своего служебного положения), а также по ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) УК РФ. Отметим, что один из 12 фигурантов — бывший гендиректор «Столичной трастовой компании "Союз"» и член совета директоров Фондсервисбанка Эдуард Чеснов — числится в розыске и арестован судом заочно. По данным следственного департамента МВД, который проводил расследование, ущерб от деятельности ОПС составил 7,5 млрд руб.
Как отмечают источники “Ъ”, в материалах дела говорится, что в мае 2013 года владельцем и первым президентом банка была сформирована преступная группа, целью которой было «систематическое хищение денежных средств» ФСБ. Помимо банковских работников создатели ОПС, по версии следствия, использовали в качестве «инструмента совершения преступлений» контролируемые ими ООО «Столичная трастовая компания "Союз"», ООО «Автоматизация бизнес-процессов», ООО «Управляющая компания ФИНСО», а также фирмы-однодневки. При этом, говорится в деле, преступное сообщество была разделено на несколько «обособленных групп» — по специализации входящих в нее участников. Так, сотрудники «Автоматизации бизнес-процессов», по данным следствия, подыскивали фирмы-однодневки, подготавливали пакеты документов, необходимых для оформления на них кредитных договоров, и затем контролировали перечисление средств банка на счета этих компаний «под видом совершения гражданско-правовых сделок». После чего уничтожали документацию о деятельности кредиторов. При этом и сама группа, отмечается в материалах расследования, также была разбита на подразделения — юридическое, бухгалтерию и отдел обеспечения.

Группа, которую, по версии следствия, возглавлял гендиректор СТК «Союз» Эдуард Чеснов, занималась различными финансовыми операциями с похищенными из банка средствами, управлением имуществом, «приобретенным преступным путем», а также «учетом и распределением преступного дохода» между участниками махинаций.

Подразделение, которое, по материалам дела, контролировало руководство УК ФИНСО, не только обеспечивало подготовку документов для хищения средств банка путем выдачи заведомо невозвратных кредитов, но и, как считает следствие, на эти деньги занималось различными операциями на рынке ценных бумаг «с целью сокрытия следов преступления».

Наконец, группа обеспечения безопасности, которой, по данным сыщиков, руководил начальник департамента защиты ресурсов ФСБ, обеспечивала конспирацию, оформляла акты проверки и другие документы, «содержащие недостоверные сведения», в отношения фирм-однодневок, на которые выводились деньги ФСБ. А группа оформления кредитных документов занималась, говорится в деле, «сокрытием следов систематических хищений», оформляя положительные заключения, профессиональные суждения и т. д., необходимые для придания вида законности выдаче невозвратных займов.

Источник: www.kommersant.ru/doc/3757667

P.s. Уважаемые посетители сайта, не корректирую и не давая оценку публикации корреспондента В. Трифонова выскажу чисто личное свое субъективное мнение исходя из своего практического опыта работы в правоохранительных органах, в адвокатуре по защите прав и законных интересов граждан именно по применению ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества и участие в нем с использованием своего служебного положения), на примере опубликованной статьи.

Во-первых, в Интернете размещена информация, что в 2018 году в уголовной сфере было прекращено преследование лиц по ст. 210 УК РФ по 86 делам.

Полагаю исходя из опубликованной статьи в газете экс-главе Фондсервисбанка А. Воловнику и его первому вице-президенту Петру Ладонщикову предъявлено в окончательной редакции обвинение по ч.4 ст.210 УК РФ. Она предусматривает:

Создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений. Виновные лица могут быть наказаны судом на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

В настоящее время посетители сайта должны понять, что автором статьи В. Трифоновым опубликована, полагаю статья по предъявленному обвинению (версия следователя), но из статьи не понятно исходя из позиции обвиняемых, они отрицают причастность к незаконным операциям, настаивая на том, что в банке не существовало никаких криминальных схем вывода активов, а те действия банкиров, которые следствие считает преступными, соответствовали их служебным обязанностям.

Поэтому прокурор, получив материалы уголовного дела с обвинительным заключением, в соответствии со ст.221 УПК РФ рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений: об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд или о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Утвердил ли прокурор обвинительное заключение, направленно ли уголовное дело с обвинительным заключением в суд из статьи не понятно. Так как исходя из статьи обвиняемые не признают свою вину, мы не знаем, согласились ли обвиняемые и их защитники с окончанием предварительного следствия, настаивали ли они на продолжении предварительного следствия, проверки своих доводов, какие они заявили ходатайства, жалобы, по окончании ознакомления с материалами уголовного дела, не исключено, что уголовное дело, попав к прокурору с обвинительным заключением может быть возвращено прокурором на доработку.

Не зная материалов уголовного дела, исходя из статьи полагаю, что преступным сообществом было признано юридическое лицо, а членами преступного сообщества стали юристы, сотрудники формировавшие кредитные договора, контролируемые Общества.

Практика прекращенных уголовных дел по ст.210 УК РФ показывает, что следователи ошибочно считают основным признаком преступного сообщества, структурированность Общества, просто отождествляют преступное структурное подразделение с отделами рядовой коммерческой организации. По мнению экспертов, практика показывает, что определить грань между организованной преступностью, для борьбы с которой и была создана ст. 210 УК РФ, и бизнесом достаточно сложно, так как организованная группа имеет внутреннюю структуру, как и любое юридическое лицо. При этом очень непросто доказать, что целью организации является совершение одного или нескольких преступлений, тяжких либо особо тяжких, с целью извлечения финансовой и иной материальной выгоды.

Поэтому полагаю, что многое будет зависеть от позиции адвокатов обвиняемых в ходе судебного следствия, если уголовное дело будет направленно в суд. По уголовному делу привлекается не один обвиняемый, поэтому после ознакомления с материалами уголовного дела, обвиняемые и их адвокаты, как правило, выстраивают защиту и приводят свои доводы по виновности или не виновности своих Доверителей.

Последнее редактирование: 1 нед. 5 дн. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.221 секунд
Rambler's Top100