Вопрос-ответ

+7 (925) 505-03-95

Москва, Шубинский переулок, д.2/3
Коллегия адвокатов «Адвокат»

  • Регистрация
×
Суд отказал в допуске адвоката в СИЗО на основании несуществующих норм УПК (Сегодня)

Обзор судебных решений и комментарий Истцов по АИЗ адвокатов М. Стрельник и М. Мошко выложены на сайте по адресу:

Topic-icon Банкротство (ст.195 УК РФ), Преднамеренное банкротство (ст.196 УК РФ).

Больше
3 мес. 2 нед. назад #16096

Уважаемые посетители сайта, коллеги. Открываю новую тему, касающуюся защиты прав потерпевших, подозреваемых–обвиняемых при возбуждении уголовных дел по факту Банкротства (ст.195 УК РФ), Преднамеренное банкротство (ст.196 УК РФ).

По данным статьям много вопросов, следователи не охотно возбуждают уголовные дела т.к. полагаю, нет опыта и в большинстве случаях по указанным статьям уголовные дела прекращаются, редко доходят до суда.

Исходя из своего практического опыта защиты потерпевшего по уголовному делу возбужденному в 01.10.2013 году по признакам преступления предусмотренного ч.3 ст. 195 УК РФ, прекращено 29.05.2017г. (обращаю на это внимание) в отношении неустановленных должностных лиц ООО «Н» по п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ (Истечение сроков давности уголовного преследования).

Вступил в дело в июне 2016г. в интересах основного кредитора. Поданы были ходатайства следователю, поданы жалобы руководителю следственного органа, прокурору округа, прокурору Москвы, ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, ГУЭБиПК МВД России, СД МВД России, но к сожалению направить уголовное дело в районный суд не удалось. За три года следователь не признал основного кредитора, конкурсного управляющего потерпевшими по уголовному делу. В настоящее время направлены обращения к прокурору об отмене постановления о прекращении уголовного преследования.

Уверен, что у посетителей сайта кто столкнется с указанной проблемой, возникнут вопросы по данным статьям: С какого момента преступление, предусмотренное ч.3 ст.195 УК РФ, признается оконченным?, Кто является потерпевшим по делу – юридическое лицо или его кредиторы? Момент окончания преступления, предусмотренного статьей 196 УК РФ, является совершение непосредственно самих действий (бездействия), влекущих причинение крупного ущерба, как и за преступление, предусмотренное статьями 195, 197 УК РФ, поскольку составы этих трех преступлений сконструированы, как материальные и др. вопросы. Какие необходимы доказательства, о каких судебных экспертизах необходимо ходатайствовать и т.п.

Буду признателен посетителям сайта, коллегам за обмен опытом по данной проблеме. Пишите мне на сайт, лично на почту, присылайте документы по данной проблеме, с Вашего разрешения и Вашим комментарием размещу документы и комментарии в этом разделе для практического использования в работе. Будут вопросы пишите.

Последнее редактирование: 3 мес. 2 нед. назад от Admin.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 мес. 2 нед. назад #16097

Письмо Федеральной налоговой службы от 16 августа 2017 г. N СА-4-18/16148@ "О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ"

Разъяснены новые положения об ответственности руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве.

В июле 2017 г. в Закон о несостоятельности (банкротстве) была включена новая глава об ответственности руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве.

Для налоговых органов, которые представляют интересы Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в сопуствующих процедурах, подготовлены разъяснения по порядку применения новых положений.

В частности, усовершенствовано определение контролирующего должника лица (КДЛ). Установлена презумпция наличия статуса такого лица при получении выгоды за счет незаконных или недобросовестных действий директора. Раскрываются понятие и способы получения выгоды, а также стандарт доказывания статуса КДЛ.

Рассмотрены вопросы субсидиарной ответственности (СО). Так, требования аффилированных с КДЛ лиц не включаются в размер СО. Указанные лица не получают денежных средств, поступивших в конкурсную массу за счет исполнения судебного акта о привлечении к СО. Приводятся случаи злоупотребления при привлечении к СО.

Затронута тема опровержимых презумпций доказывания основания привлечения к СО за невозможность полного погашения требований кредиторов.
Отдельные разъяснения касаются выплаты стимулирующей части вознаграждения арбитражного управляющего, а также обеспечительных мер при привлечении к СО.

Исполнитель: www.garant.ru/hotlaw/federal/1132799/

P.s. рекомендую указанное письмо использовать при подготовке ходатайств, жалоб по данной проблеме.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 мес. 2 нед. назад #16098

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО СТ. СТ. 195, 201 УК РФ В. МОИСЕЕВВ.

Моисеев, прокурор отдела прокуратуры Сахалинской области.

Современное уголовное законодательство нередко заимствует различные институты и понятия смежных отраслей права. УК РФ предусмотрены группы преступлений, совершаемых в сфере экономики, признаки состава которых становятся понятными лишь после обращения к другим нормам законодательства.

Это наблюдается, в частности, в ст. ст. 195 - 197, цель которых - защита установленного порядка осуществления банкротства, предотвращение преднамеренного и фиктивного банкротства. Понятие несостоятельности (банкротства) раскрывается в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)".

Согласно п. 3 ст. 3 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. "Об обществах с ограниченной ответственностью", в число субъектов преднамеренного банкротства включаются участники общества, а также лица, имеющие право "давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющие возможность определять его действия".

Указанным требованиям закона соответствует и совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ", в п. 22 которого сказано, что "при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (ч. 2 п. 3 ст. 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями".

В отличие от гражданского законодательства названные статьи УК предусматривают ответственность за банкротства, признаваемые криминальными, лишь "руководителей" или "собственников организаций", а равно "индивидуальных предпринимателей". Расширительное толкование этих норм недопустимо, поскольку противоречит принципу законности.

Таким образом, нормы гражданского законодательства имеют более широкое применение по субъектам ответственности за несостоятельность (банкротство) по сравнению с нормами уголовного закона.

Еще одно отличие заключается в том, что уголовная ответственность в этих случаях может наступать лишь при наличии прямого умысла.
В то же время сама суть неправомерных действий при банкротстве в уголовно - правовом смысле и в смысле гражданско - правовых отношений содержит много общего.

Если проанализировать порядок формирования и действия органов управления предприятий, организаций и учреждений, можно заметить существование разнообразных управленческих структур. В них, в частности, включены различные исполнительные органы, как коллегиальные, так и единоличные. Единоличным исполнительным органом, например, может выступать директор либо президент; коллегиальный - может возглавляться председателем.
Кроме того, функции управления (например, обществом с ограниченной ответственностью) может исполнять управляющий, с которым заключается специальный договор. При этом управляющий - ни генеральный директор, ни президент, ни даже участник общества. Однако он вправе осуществлять полномочия единоличного исполнительного органа, одно из направлений деятельности которого - совершение различных сделок от имени общества.
Любые совершаемые им сделки порождают юридические последствия, в том числе возможную несостоятельность (банкротство) самого общества. Притом как инициаторы совершения сделки или принятия другого решения, так и лица, непосредственно принимавшие в этом участие, могут преследовать личные, в том числе корыстные интересы, а также быть заинтересованы в преднамеренном банкротстве общества.

Таким образом, между принятием решений или совершением сделок и наступившими последствиями существует причинно - следственная связь, из чего следует сделать вывод, что управляющий, в том числе тот, с которым заключен договор, также должен признаваться субъектом ответственности по делам о криминальных банкротствах. Однако вести речь об ответственности в данном случае можно только при наличии вины лица, совершившего умышленные действия, приведшие общество к банкротству.

Статья 195 УК РФ имеет в виду именно те ситуации, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель признаны банкротами или объявили себя таковыми, а также когда лица, упомянутые в этой норме, предвидят банкротство.

Основные положения, в том числе специальные термины, имеющие отношение к составам рассматриваемых преступлений, как уже упоминалось, содержатся в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)".

Объект преступления - производственная, коммерческая, финансовая и иная экономическая деятельность предприятия, организации, индивидуального предпринимателя. Поэтому состав преступления помещен в гл. 22 УК "Преступления в сфере экономической деятельности". Последствие преступного деяния - причиненный кредиторам экономический ущерб.

В ч. 1 анализируемой статьи перечислены следующие преступные деяния:
- сокрытие имущества или имущественных обязательств;
- сокрытие сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе;
- передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества;
- сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность предприятия (организации).

Эти действия совершаются на стадии уже состоявшегося банкротства или до него, в период, когда виновные предвидели наступление (приближение) банкротства.

С момента признания арбитражным судом юридического лица несостоятельным (банкротом) к нему применяется процедура конкурсного производства, принимается решение о его ликвидации и назначается конкурсный управляющий, к которому переходят полномочия по управлению делами должника, в том числе по управлению имуществом. С этого момента организация фактически перестает выполнять свои уставные функции.

В соответствии со ст. 139 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсный управляющий продает имущество должника в порядке и в сроки, одобренные собранием или комитетом кредиторов.

Законодатель не уточняет прямо, являются ли субъектами неправомерных действий при банкротстве конкурсные управляющие. Однако, с точки зрения правовой конструкции данной статьи, конкурсные управляющие, в полномочия которых входит полное управление делами должника, в том числе и продажа его имущества, должны относиться к лицам, которые могут нести уголовную ответственность по ст. 195 УК РФ.

Часть 2 ст. 195 говорит об ответственности за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации либо гражданином - предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности, заведомо в ущерб другим кредиторам.
В соответствии с ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с момента признания должника несостоятельным (банкротом) и принятия решения об открытии конкурсного производства запрещаются передача либо другое отчуждение имущества должника (кроме случаев, предусмотренных гл. VII этого Закона).
Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) и ГК РФ устанавливают строгую очередность удовлетворения имущественных требований кредиторов. Требования кредиторов каждой последующей очереди удовлетворяются после погашения требований кредиторов предыдущей очереди. При недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения требований кредиторов соответствующей очереди эти требования удовлетворяются пропорционально сумме признанных требований этой очереди.

Субъектом изложенных выше преступных деяний может быть руководитель (директор, управляющий, президент и т.д.), а равно индивидуальный предприниматель. А соучастниками преступления - любые другие лица, содействующие совершению неправомерных действий при банкротстве или в предвидении банкротства.

Мотивы преступления, как правило, корыстные, хотя могут быть и иными, что на квалификацию содеянного не влияет.

При анализе ст. 201 УК следует также иметь в виду, что любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления. Лица, работающие в этих органах, выполняют различные управленческие функции, связанные с руководством деятельностью других людей, распоряжением или управлением имуществом, установлением порядка его хранения, переработкой и реализацией, учетом и контролем над расходованием материальных ценностей и т.п. Поэтому лицами, выполняющими в коммерческих и некоммерческих организациях управленческие функции, можно, в частности, считать директоров, председателей правлений, управляющих и т.д.

Управленческие функции могут выполняться субъектами преступлений, предусмотренных в гл. 23 (в том числе и ст. 201) УК РФ, постоянно, временно или по специальному полномочию.

Часть 1 ст. 201 УК содержит некоторую неопределенность, в частности, не учитывает случаев, когда коммерческая или иная организация уже объявлена банкротом, что усложняет порядок привлечения к ответственности лиц, замещающих должности конкурсного управляющего по специальному полномочию. Это вынуждает вести речь о ее толковании на основе анализа норм как уголовного, так и гражданского законодательства.

Не исключено, что конкурсный управляющий на основе предоставленных ему в связи с выполнением управленческих функций хотя бы минимально достаточных правовых и фактических возможностей может злоупотреблять своими полномочиями вопреки правам и законным интересам организации, граждан, общества или государства.

Таким образом, из смысла ст. 201 УК следует, что арбитражный управляющий, в полномочия которого входит управление делами организации - должника, может быть субъектом анализируемого преступления.

Злоупотребление лицом, выполняющим управленческие функции, своими полномочиями совершается как путем действия, так и бездействия.
В ст. 201 УК эти действия не названы. Но с учетом норм гражданского законодательства можно установить разнообразные формы злоупотребления полномочиями. Например: заключение заведомо невыгодного для организации контракта; кредитование заведомо несостоятельных партнеров; льготное кредитование лиц, не имеющих на это права; сокрытие недостач товарно - материальных ценностей и т.д.

Объектом преступления являются законные интересы службы и порядок деятельности коммерческих и некоммерческих предприятий и организаций. С одной стороны, это могут быть интересы той организации, где совершено преступление, с другой - интересы иных организаций, граждан, общества или государства.
Необходимо обратить внимание на то, что интересы организаций или граждан, являющиеся объектом посягательства, должны носить законный характер.

В примечаниях 2 и 3 к ст. 201 УК есть важное не столько уголовно - правовое, сколько процессуальное положение, имеющее отношение ко всем составам преступлений, включенным в гл. 23. Если какое-либо деяние, из числа предусмотренных в этой главе, причинило вред исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. В иных случаях, когда злоупотребление служащим своими полномочиями причинило вред государственному или муниципальному предприятию, некоммерческой организации либо интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

Финансовые и хозяйственные операции, составляющие объективную сторону данного состава преступления, не имеют четкого определения. Однако сама объективная сторона, выражающаяся в действии или бездействии, характеризуется следующими признаками. Во-первых, это неправомерное использование управленческих функций в коммерческой или иной организации. Во-вторых, действие или бездействие осуществляются вопреки законным интересам организации, по сути противоречат ее целям, задачам, принципам и правилам деятельности.

Результатом действия или бездействия является причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства. Понятие существенного вреда оценочное и рассматривается применительно к конкретным обстоятельствам преступления. Такой вред может выражаться как в форме прямого материального ущерба, упущенной выгоды, так и в других формах.

В частности, существенным вредом может быть признано: нарушение конституционных прав и свобод; причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью и т.д.; авария; остановка работы предприятия и др.

Должна быть установлена причинная связь между деянием и наступившими последствиями.

Субъективная сторона характеризуется умыслом. Лицо сознательно использует управленческие полномочия вопреки интересам своей организации, нарушает служебный долг и преследует одну из следующих целей: извлечение выгод (имущественного характера) и преимуществ (неимущественного характера) для себя или других лиц; нанесение вреда другим лицам. Виновный предвидит возможность или неизбежность наступления последствий, желает их или сознательно допускает либо относится к ним безразлично.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 201) предполагает, что деяние повлекло тяжкие последствия. Понятие тяжких последствий также оценочное.
С учетом конкретных обстоятельств дела таковыми могут быть признаны: причинение крупного имущественного ущерба; банкротство данной коммерческой организации и др.
Злоупотребление полномочиями следует отграничивать от хищения путем присвоения или растраты (ст. 160). Если ценности были вверены виновному и умысел его направлен на хищение указанных ценностей, в результате чего причинен прямой материальный ущерб, то содеянное следует квалифицировать как хищение. Доказательствами здесь могут быть операции с денежными счетами организации: перечисление денежных средств на личные денежные счета, обналичивание и изъятие денежных средств и т.д. Если же действия не направлены на присвоение принадлежащих организации материальных ценностей, их следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями.


Источник: www.lawmix.ru/comm/4291

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
2 мес. 4 нед. назад #16121

Экономколлегия ВС защитила конкурсного управляющего от страховой компании
Автор: Алина Михайлова

В каких случаях страховая компания может предъявить конкурсному управляющему регрессный иск? Ответ дал Верховный суд.

Елена Кондратьева* работала помощником генерального директора ЗАО «Мостостроительное управление» и была уволена в связи с ликвидацией предприятия. Конкурсный управляющий ЗАО «Мостостроительное управление» Андрей Блинов* при увольнении не выплатил ей причитающуюся заработную плату и денежную компенсацию за неиспользованный отпуск. Блинов также вернул залоговому кредитору – ООО «Стройресурс» – излишне уплаченные 29 034 489 руб., которые были получены ранее в порядке исполнения обязательств при оставлении залогового имущества. Вместе с тем, на момент возврата денег залоговому кредитору у должника имелась задолженность по заработной плате в размере 21 476 000 руб., в том числе подтвержденная судебными актами на сумму 4 198 000 руб., в том числе перед Кондратьевой.

Ответственность арбитражного управляющего Блинова была застрахована в АО «ВСК». Согласно п. 3.1 договора, страховым случаем является подтвержденное вступившим в законную силу решением суда наступление ответственности страхователя перед участвующими в деле о банкротстве лицами или иными лицами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением страхователем возложенных на него обязанностей.

Суд установил, что Блинов нарушил порядок распределения денег от продажи имущества, находящегося в залоге, что повлекло убытки Кондратьевой (п. 2 ст. 138 закона о банкротстве).

Кондратьева обратилась в САО «ВСК» с заявлением о страховой выплате, и получила 239 997 руб. САО «ВСК», полагая, что в связи с выплатой страхового возмещения у него возникло право на возмещение убытков в порядке регресса за счет арбитражного управляющего, обратилось в суд. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан иск удовлетворен. Постановлением 18 арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Арбитражный суд Уральского округа подтвердил законность указанных судебных актов. При этом суды исходили из того, что факт ненадлежащего исполнения обязанностей конкурсного управляющего уже был установлен вступившим в силу решением суда. Арбитражный управляющий как профессиональный участник в деле о банкротстве не мог не осознавать противоправный характер своих действий, направленных вопреки требованиям закона.

Блинов обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС с кассационной жалобой на принятые по делу судебные акты. Он ссылался на отсутствие правовых оснований для взыскания с него убытков в порядке регресса. По мнению Блинова, в его действиях отсутствует умысел на причинение вреда кредиторам при совершении действий, связанных с возвратом денег, полученных от реализации предмета залога. ВС пришел к выводу, что суды не установили наличие умысла арбитражного управляющего в наступлении страхового случая. Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях Блинова, направленных на наступление страхового случая, страховой компанией в материалы дела не представлено. Поэтому ВС отменил все решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска ВАО «ВСК» о взыскании с Блинова 239 997 руб. (№ 309-ЭС17-6744).

* - Имя и фамилия изменены редакцией.

Источник: pravo.ru/news/view/144342/

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.161 секунд
Rambler's Top100